Без рубрики

Интервью Опры Уинфри с Байрон Кейти. Часть 2

Интервью Опры Уинфри с Байрон Кейти. Часть 2Обращаясь к читателям вашей книги «Любить то, что есть» вы пишите: «Эти четыре вопроса дополнят любую программу, которая у вас есть, и усилят ее. Если у вас есть какая-то религия — они укрепят ее. Если у вас нет религии — они принесут вам радость. И они выжгут все, что не является для вас правдой. Они проложат дорогу к реальности, которая всегда ждет.» Пожалуйста, назовите эти четыре вопроса.

Опра: Обращаясь к читателям вашей книги «Любить то, что есть» вы пишите: «Эти четыре вопроса дополнят любую программу, которая у вас есть, и усилят ее. Если у вас есть какая-то религия — они укрепят ее. Если у вас нет религии — они принесут вам радость. И они выжгут все, что не является для вас правдой. Они проложат дорогу к реальности, которая всегда ждет.» Пожалуйста, назовите эти четыре вопроса.

Байрон Kейти: Первый вопрос: Это правда? Второй вопрос: Можете ли вы абсолютно точно знать, что это правда? Вы записываете свое убеждение и затем применяете к нему эти вопросы. Третий вопрос: Как вы реагируете, что происходит, когда вы верите этой мысли? Четвертый вопрос: Кем бы вы были без этой мысли? А затем я предлагаю людям перевернуть эту мысль или утверждение на противоположное.

Байрон Кейти и Опра Уинфри

O: Хорошо. Вы говорили, что когда вы открыли для себя Работу, вы весили более 90 кг, страдали от депрессии, агорафобии и всего прочего, затем таракан пробежал по вашей ноге, вы испытали некое пробуждение и ваша жизнь перевернулась…

БK: Коренным образом.

O: Коренным образом. Неужели вы не страдали с того самого дня?

БK: Да, я не страдала с того дня.

O: Не страдали? Сколько лет прошло с тех пор?

БK: Это было 24 года назад.

O: И вы не испытывали страдания все это время?

БK: Понимаете, я на самом деле открыта для страдания. Я знаю, что такое грусть и я, также как и вы, открыта и для грусти, и для злости, но, прежде чем вы испытаете эти эмоции, вы должны ПОВЕРИТЬ своим негативным мыслям.

O: Что для вас является страданием?

БK: Грусть, обида, злость. Знаете, бывает, что я плачу и меня можно растрогать до слез, но в истинном смысле…

O: И не страдаете?

БK: Нет.

O: Теряли ли вы в своей жизни любимого человека?

БK: Да, я потеряла свою мать несколько лет назад.

O: И вы не страдали?

БK: Я не страдала.

O: Но как??

БK: Я была так полна любви, что не было места для страдания. Боже, я отменила весь свой график и поехала к ней. У нее был рак поджелудочной железы. И я была с ней все это время. Я спокойно ожидала ее смерти, и в тот момент я смотрела ей прямо в глаза. Она была, и потом ее не стало. И я продолжала смотреть ей прямо в глаза для того, чтобы увидеть смерть, но смерти не было. Все было в моем разуме. Я не возражаю против смерти. Я считаю, что смерть прекрасна, и я также считаю, что жизнь прекрасна.

O: Вы говорите, что смерти не было? Но ведь она была, а потом ее не стало…

БK: Да. Разум перестал отождествлять себя с этим человеком.

O:  Бывает ли вам плохо?

БK: Нет, мне не бывает плохо.

O: 24 года? Для меня это звучит заманчиво! Я бы тоже так хотела ! И что, у вас не бывает плохих дней?

БK: Не бывает.

O: И вы всегда радостны?

БK: Понимаете, это гармония. Это не то, что люди считают радостью, когда эмоции захлестывают — это тоже случается со мной, но в целом присутствует гармония, мир.  Самореализация на протяжении всей жизни. Разве не в этом сила? Жизнь должна быть наполнена любовью. Вот и все.

O: Мне нравится то, что вы говорите. Значит, основная причина, по которой вы не страдаете — это…?

БK: Я не верю тем мыслям, которые приносят стресс. Я не верю тем мыслям, которые раньше меня подавляли. Вернемся к смерти моей матери. К примеру, человек может подумать: «О, моя мама умерла, как же это ужасно». Но если вы исследуете это мысль, то получится: «Моя мама умерла!» и это радость.

O: Повторите-ка это еще раз.

БK: «Моя мама умерла, мне так плохо». Переверните это и получится: «Моя мама умерла, я так счастлива за нее! Я так счастлива за себя!»

O: Почему я должна быть счастлива, если умерла моя мама?

БK: Хорошо, давайте посмотрим. Если у вашей матери рак поджелудочной железы,что для нее лучше? Или вспоминая о детях, которые умерли, мы говорим, что они не прожили своей жизни. Конечно же прожили. Это и была их жизнь с первого момента до последнего. И смерть не пришла слишком поздно или слишком рано.

O: Но я хочу, чтобы их жизнь была дольше.

БK: И вы проигрываете.

O: Вот поэтому я и страдаю!

БK: Верно, потому что вы спорите с тем, что есть. Итак, почему же для моей мамы лучше было умереть? Она больше не страдает и мне не приходится больше видеть наблюдать как она страдает…

O: Но я же хочу чтобы она была здесь со мной!

БK: Это абсолютно эгоистичная мысль. Это значит: «Не умирай! Лично для меня удобнее, чтобы ты жила.» Это так эгоистично.

O: Это то, что вы подразумеваете под способностью принять то, что есть и любить то, что есть?

БK: Да. Вне зависимости от того, что происходит. Знаете, я была так слепа. У меня была глазная болезнь — дистрофия Фукса, очень тяжелая болезнь. Но я продолжала работать по полному графику. Я ездила по всему миру, переносила полеты, ударялась о стены… И теперь у меня два трансплантанта роговицы. Они говорили, что это невозможно. Но мой муж Стивен Митчелл, прекраснейший человек, поискал в Интернете и нашел выход. И я была 40-ой по счету, кому пересадили роговицу. Люди спрашивают, не отторгла ли я трансплантаты? Я, конечно, не собираюсь их отторгать, но у них есть право отторгуть меня. Все имеет свое право в этой жизни.

O: Хорошо. В начале книги «Любить то, что есть» вы говорите, что  именно наши мысли создают те ситуации, которые являются причиной наших страданий, когда мы навешиваем ярлык на ситуацию…

БK: Те мысли, в которые мы верим являются причиной страданий.

O: Я читала вашу книгу в четверг вечером и затем у меня были какие-то дела всю пятницу. И в ту пятницу вечером я почувствовала себя очень плохо. Внезапно у меня стало ломить все тело и я чувствовала боль внутри себя. В доме были только мои собаки и охрана. Я помню, как среди ночи мне было тяжело подняться с постели, я была сонная. Я хотела попросить охрану, чтобы принесли мне воды, но не могла даже дотянуться до телефона.  В общем, я чувствовала себя очень плохо. И внезапно у меня появилась мысль: «Я больше не буду сопротивляться своему плохому самочувствию». Потому что именно этому я и сопротивлялась в тот момент. Я подумала: «Я отпускаю свое сопротивление болезни, я принимаю болезнь». В тот же момент я уснула и проснулась уже здоровая.

БK: Да. Это так прекрасно любить то, что есть. И вы сейчас описали это.

O: Я думала, что не смогу подняться с постели в ближайшие три дня!

БK: Вы перестали спорить с реальностью. Это волшебный мир. И теперь, если вы спокойно вернетесь в то состояние, в котором находилось ваше тело тогда, спросите себя — это действительно была боль, или это было нечто другое? Может быть вам  было даже немного приятно в  тот момент? Знаете, мы так же говорим о грусти, когда кто-то близкий умирает. И тогда я предлагаю людям спросить себя — это грусть, или это любовь?  Может быть это любовь, а не грусть?

O: Ну, сейчас я расплачусь. Я потеряла свою собаку Софи. Она была со мной 13 лет везде и всегда, каждый день. В эти выходные я сидела одна дома и думала о ней, смотрела на ее фотографии на стене. И у меня было именно это чувство. Я попыталась соединиться с тем, что я на самом деле чувствую. Мне не хватает ее физического тела, потому что она спала со мной в кровати каждую ночь, но в действительности я чувствую только огромную любовь по отношению к ней, огромную любовь.  Любой, кто терял в своей жизни близких, испытывал эти чувства. Софи была для меня самым близким существом, которое я потеряла в зрелом возрасте. Я делала все для этой маленькой собачки. И теперь я спросила себя: Сделала ли я все, что могла для нее?

БK: Да. Вы все делали для нее, но может это было больше для вас, чем для нее? На это интересно просто посмотреть. И разве вы не видите ее? Вы рассказываете о ней и я ее вижу! Вы видите ее, так это правда, что она умерла? Я имею ввиду то, что они не умирают! Каждый раз, когда они появляются в нашем сознании, появляется любовь, а мы называем это грустью. Но она все еще с вами, как и все те 13 лет. Я люблю говорить, что никто не может меня покинуть — ни у кого нет такого права. Все здесь, в нашем разуме. 

O: Верно. Хорошо, давайте теперь посмотрим как Работа работает с вопросом, который мучает меня столько, сколько я себя помню — мой вес. Я думала, что победила в этой схватке со своим весом, думала, что теперь держу все под контролем. Но в прошлом году я пошла к доктору и он сказал мне: «Вы будете набирать вес. Вам надо научиться голодать». Я не могла поверить, что это происходит со мной. Сейчас я думаю, что я не должна была набирать вес, но так получилось именно из-за того, что я поверила доктору.

БK: Да. Это причина и следствие. Вы верите во что-то и это происходит.

O: ОК. Вернемся к Работе. Я устала от борьбы со своим весом. Я верю, что это правда!

БK: Итак, вы устали, от того, что вопрос о весе присутствует в вашей жизни. Можете ли вы быть абсолютно уверены, что это правда? Вы сказали, что устали, можете ли вы быть абсолютно уверены в этом?

O: Ага!

БK: И что происходит, когда вы верите этой мысли: «Я устала от этой борьбы в своей жизни»?

O: Я расстраиваюсь, я думаю о том, что мне можно есть и что нельзя, что я ела вчера и что мне не следовало есть, и что я буду есть завтра, через 3 недели, пить мне шампанское за ужином или не пить? Вот что я думаю. 

БK: Итак, Опра, что вы думаете о своем теле? Как вы его видите?

O: Ну, я бы хотела, чтобы мое тело было 10-го размера, а не 14-го.

БK: Ок, так вы думаете, что ваше тело слишком полное?

O: Да.

БK: Это правда, что ваше тело слишком полное?

O: (Улыбается). Правда для кого?

БK: Для вас. Вам приходится иметь дело только с собой.

O: Правда ли это, что мое тело слишком полное? Да, это правда.

БK: ОК. Ваше тело слишком полное. Можете ли вы абсолютно точно знать, что это правда?

O: Для меня? Ну, для моего разума это так.

БK: Ваше тело слишком полное. Можете ли вы абсолютно точно знать, что это правда?

O: Ну, я не могу АБСОЛЮТНО точно знать этого, потому что оно несомненно служит своей цели.

БK: Я предлагаю вам ответить да или нет. Работа перестает работать в тот момент, когда вы перестаете отвечать на вопросы. Разум пытается защитить то, во что верит, оправдать это. Итак, прошу вас ответить да или нет.

O: Нет.

БK: Вы потрясающая.

O: Понимаете, причина, по которой я не могу точно знать, что мое тело слишком полное в том, что оно работает для меня, функционирует. Но ведь я хочу, чтобы мое тело было другим и это не то, о чем вы спрашиваете!

БK: Это значит «Кому нужен Бог, когда у меня есть свое мнение! Я знаю, что мое тело слишком полное!» Это и есть спор с реальностью. Перейдем к третьему вопросу. Как вы реагируете, что происходит с вашей жизнью, когда вы верите этой мысли?

O: О! Я расстраиваюсь, раздражаюсь, думаю о себе плохо.

БK: И ваш разум показывает вам образы. Он сравнивает вас с размером 10 или 8, именно так он и работает. И вы устаете от этого. Далее, когда мы думаем, что наше тело слишком полное — мы переедаем. А по сути мы воюем с невинным существом. Итак, четвертый вопрос: кем бы вы были без этой мысли?

O: Oй! Я была бы так рада! Я бы заходила в гардероб с утра без мысли о том, что сегодня на меня налезет! И я бы могла отдать намного больше энергии другим вещам.

БK: И разве это не то, что по вашему будет с вами при размере 10?

O: Да!

БK: Я говорю, перешагните через все это и начните с того места, где вы находитесь! Прямо здесь и прямо сейчас.

O: Как же у меня это получится, если я верю, что мое тело слишком полное?

БK: Хорошо, мы еще не закончили Работу. Просто отметьте для себя, что с этой мыслью вы переживаете стресс, а без этой мысли — счастье.

O: Понять, что если я отпущу это мысль, я буду намного счастливее?

БK: Я не прошу вас отпустить эту мысль. Я даже не прошу вас изменить ее. Я не прошу ни о чем, только о ваших ответах. Итак, от вас мы узнали, что с этой мыслью — стресс, без этой мысли — счастье. Так причем здесь тело? Как оно может быть проблемой?

O: Мое тело не является проблемой, это только то, что я думаю о нем.

БK: ОК. Сделаем переворот и перейдем к примерам. Приведите мне примеры, подтверждающие справедливость переворота «Мое тело не является слишком полным».

O: Мое тело не слишком полное, потому что оно функционирует для меня, благодаря ему я просыпаюсь с утра и иду по жизни каждый день.

БK: Оно не является слишком полным для того, чтобы быть вашим. Оно слишком полное для того, чтобы быть ее телом; оно не достаточно полное для того, чтобы быть его телом. Это то, что здесь и сейчас. Это совершенный вес, совершенный размер для того, чтобы быть вашим. Это не означает, что вы не станете худее на следующей неделе. Замечать следует только одно — что я собираюсь положить в рот прямо сейчас. Кто-то должен был стать вами, Опра. Никто другой не смог бы этого сделать. Вы единственная.

O: Если применять это исследование, которое состоит из четырех вопросов, ко всему в жизни…

БK: Тогда вы проснетесь в реальности. Это конец страданий. К примеру, Опра, все хотят попасть в рай. Но если вы умрете, и, попав в рай (где нет страданий, боли печали) возьмете с собой свои убеждения, где вы окажетесь? На Земле! Вот так я проснулась и обнаружила рай. Я живу в раю и я приглашаю всех туда. Я не могу привести кого-то туда насильно, но люди, которые ответят на 4 вопроса и перевернут свои утверждения, смогут туда добраться самостоятельно.

O: Хорошо. Байрон Кейти, было действительно приятно встретиться с вами. Итак, мое тело прекрасно таким, какое оно есть.

БK: В настоящий момент. Когда вы спорите с этим, вы упускаете красоту, которая есть в вас.

Оригинал интервью:
www.oprah.com