Без рубрики

Свобода выбора

Свобода выбораСуществует ли свобода выбора? Иллюзорна она или реальна? Достижима ли она? Наличие выбора подразумевает тот факт, что человек может выбирать; то есть свобода выбора является доказательством наличия у него свободной воли. Тогда ощущение свободы воли позволяет придать человеческому эго больший вес и сделать значимыми его решения, а выбор – важным. Другими словами, вопрос наличия свободной воли жёстко связан с возможностью осуществления свободного выбора.Свобода выбораСвобода вообще, и свобода выбора, в частности, представляются большинству людей важным и неотъемлемым правом человека. Невозможность осуществления выбора воспринимается как ущемление прав и заставляет человека страдать.

Допустим, некто приходит в ресторан. Им движет чувство голода, то есть нужда, необходимость. Взяв меню, он может выбрать какие блюда ему хотелось бы отведать, чтобы насытиться. Тогда удовлетворение потребности превращается в удовольствие. При отсутствии выбора человеку пришлось бы есть то, что дают – то, что не хочется, поэтому гнев или печаль появились бы автоматически.

Наличие выбора подразумевает тот факт, что человек может выбирать; то есть свобода выбора является доказательством наличия у него свободной воли. Тогда ощущение свободы воли позволяет придать человеческому эго больший вес и сделать значимыми его решения, а выбор – важным. Другими словами, вопрос наличия свободной воли жёстко связан с возможностью осуществления свободного выбора. Я уже касался ранее вопроса человеческой воли – она проявляется как следование желаниям, или, наоборот, противостояние им. Сильное желание подтолкнёт человека к совершению больших усилий и создаст иллюзию наличия у него сильной воли. Запрет на реализацию желания, идущий из обусловленности, явит миру примеры аскетизма и самоограничения, что также будет приравниваться к акту проявления свободной воли.

Любая программа может выполнять только те функции, которые в неё заложили. Обусловленность разного рода идеями есть набор программ, на основе которых функционирует человеческий ум. Идеи способствуют формированию желаний. Желания не падают с неба, они формулируются на основе имеющейся у человека обусловленности. И они, а не человек, осуществляют так называемый выбор. Даже противостояние желаниям возникает на основе желания: исходя из идеи греховности или аморальности каких-либо действий, человек хочет быть правильным и благочестивым, подавляя те желания, которые подпадают под осуждение.

Скажем, три разных человека собираются купить одну и ту же вещь. И у них, как полагается в современном мире, есть широкий выбор моделей. При этом один будет исходить в своём выборе из желания сэкономить, второй – желать качества и долговечности покупки, третий – соответствовать моде и престижу. Разве не их желания изначально программируют результат? То есть желания программируют выбор, нравится нам это или нет. И вся свобода выбора всегда сводится к кругу, очерченному желанием.

Нередко случается, что один человек одновременно хочет сэкономить, купив при этом качественную и престижную вещь. То есть его мучают противоположные желания. Тогда ему трудно решиться на покупку, он исполняется неуверенностью в своём выборе, и, что бы он не приобрёл в результате, чувство неудовлетворённости покупкой не покинет его. Это типичная ситуация выбора для противоречащих друг другу желаний – попытка найти компромисс между ними приводит к тому, что ни одно из них не удовлетворяется полностью, и человек уже не рад своему выбору.

Существует вариант выбора, который диктуется страхом. Хотя сказать так значит погрешить против истины. Страх слишком негативен для того, чтобы способствовать хоть какому-то действию, а вот сопутствующее ему желание – не испытывать страха и избежать опасных ситуаций, вполне позитивно. Оно в полной мере выражает имеющийся страх и толкает человека к выбору в пользу безопасности (в широком смысле слова). Таким образом, вариант действия, продиктованного страхом, всё равно будет выбран через желание.

Я часто видел людей, которые стояли перед выбором: «как мне поступить», находясь в сложной жизненной ситуации. Наблюдая их метания, я понял, что они всегда знают, что будут, в итоге, делать. Выбор осуществляется мгновенно, и исходит, как обычно, из доминирующего желания. Другое дело, что он может быть неприятен для эго, для той роли, которую человек привык играть на людях. Поэтому начинается спектакль со страданиями, стенаниями и жалобами – изображается внутренняя борьба, во время которой человек уговаривает себя и окружающих, что другого выхода у него нет, и не будет. Причём чаще всего спектакль разыгрывается абсолютно искренне, ведь эго требуется время, чтобы смириться и принять уже имеющееся решение. Нужно объяснить себе и окружающим, что оно единственно верное на данный момент. Так иррациональная сила желания рационализируется умом.

Обусловленность и желания не оставляют нам вариантов: выбор становится предопределён. И неважно, что непосредственный выбор сорта конфет в магазине, как бы остаётся за вами – он будет предрешён ценой, привязанностью или желанием попробовать что-нибудь новенькое. Конечно же, на выбор повлияет ассортимент, и, если желание сильное, а нужных конфет нет, вы отправитесь их искать. И не остановитесь, пока не найдёте; в противном случае вы будете чувствовать, что вашей жизни чего-то не хватает.

Тому, кто привык во всём доходить до сути, необходимо ответить ещё на один вопрос: случайна ли обусловленность, которую получает человек в процессе воспитания? Другими словами – случайно ли человек рождается в тех или иных условиях, благодаря которым его выбор запрограммирован на всю оставшуюся жизнь? Если он случаен, то есть мы имеем дело с процессом воспроизводства биомассы, в которой всем руководит случай, то выхода нет: кто-то произвёл вас, кто-то меня – и мы не остались в стороне и дали потомство, руководить действиями которого станут все виды желаний. Сразу же утрачивается хоть какой-то смысл, потому что в этом случае мы ничем не отличаемся от мотыльков, живущих один день только для того, чтобы успеть дать потомство.

Принятие случайности как двигателя прогресса лишает смысла сам прогресс. А понятие естественного отбора давно потеряло смысл в большей части человеческого общества, где поддерживают больных, помогают инвалидам, и учат идиотов. Все социальные теории, построенные на основе дарвинизма – что коммунизм, что фашизм, потерпели исторический крах. В любом случае, ответ на вопрос – случайны мы здесь или нет, невозможно найти через внешние исследования. Он может быть найден только внутри человеческого существа, в исследовании природы его сознания.

Итак, случайность, как и естественный отбор, лишают смысла существование человека. Какая разница являетесь ли вы случайной комбинацией генов, или же она возникла из-за встречи доминирующего самца с крепкой самкой, способной дать многочисленное потомство? Природа в данном случае выступает в роли Сатаны, для которого главное – плодитесь и размножайтесь; а желания становятся инструментом, удерживающим человека в рабстве.

Если принять за основу движения не хаотическое движение частиц, а Волю Божью, картина радикально меняется. Однако, живя в миру, мы можем совершенно не ощущать наличия какой-либо Воли. Это факт, столь же верный, как и тот, что если мы будем смотреть только себе под ноги, нам никогда не увидеть неба. Смотреть под ноги очень важно с практической точки зрения – мы должны видеть куда идём, чтобы не упасть. Для того чтобы насладиться необъятностью неба, нужно остановиться и отвлечься от ходьбы, от бесконечных попыток достижения утилитарных и иллюзорных целей. Мир – сам по себе есть проявление Воли, все его законы – суть Воля, поэтому, находясь под их действием, нам трудно осознать этот факт. Всё очень привычно, банально и обыденно, а проявления Воли, как кажется, должны быть чем-то необыкновенным… Поэтому, живя внутри проявлений Воли, мы вполне можем отрицать Её присутствие, чувствуя, что сама возможность отрицания укрепляет позиции «свободной» воли нашего эго.

Итак, принимая Волю, мы можем признать наличие определённого замысла Творца. Учитывая, что большинство из нас не в силах понять ни одной теоремы из высшей математики или квантовой физики, больше того, мы зачастую не можем понять друг друга – не думаю, что нам по силам осознать всё величие этого замысла. Правда, всегда находятся личности, утверждающие обратное и сводящие суть вопроса к набору тоскливых штампов, – типа Бог вас любит и прочее; их утверждения глуповаты и потому открыты для критики тех, кто предпочитает жить так, как им хочется (власть желания), отрицая любые смыслы, не связанные с насыщением желаний.

Замысел предполагает участников, тех, через кого он может быть воплощён. Поэтому существует Судьба, некое предопределение для человека. Поэтому он рождается в тех или иных условиях, именно там, где он должен реализоваться в замысле. Здесь я останавливаюсь, не излагая Истины до конца – с моей точки зрения каждый искатель должен найти её сам.

Итак, физическое тело, эмоциональное, а также тело ума мы наследуем от родителей. Само это наследование предопределяет наши возможности – физическую выносливость, темперамент, склад ума. Наш выбор уже не может выйти за рамки возможностей этих тел. От Бога мы получаем Судьбу – то есть набор качеств и способностей, которые можно или нужно реализовать в предложенных обстоятельствах. Я не буду подробно объяснять, почему эти качества не наследуются – посмотрите внутрь себя и всё поймёте. В любом случае, все возможные варианты выбора уже очерчены нашей Судьбой, или, если угодно, призванием. Чтобы сделать более понятным сказанное выше, приведу пример.

Семья, состоящая из двух невротиков, произведёт на свет детей, обречённых страдать невротическими расстройствами разной степени тяжести. Неизбежность этого обусловлена унаследованным состоянием вегетативной нервной системы, повышенной реактивностью эмоционального тела и наследственной мнительностью, вкупе с повышенной внушаемостью ума. Если же ребёнок появляется в семье поэтов, то он практически никогда поэтом не становится – некоторые качества не передаются по наследству.

Ошо говорил о состоянии невыбирающего сознания. Возможно, смысл сказанного им был искажён при переводе, потому что сознание в принципе не участвует в выборе, ибо он – прерогатива ума. Тот, кто вышел из под власти ума и порождаемых им желаний, кто более не отождествлён с ними, живёт не выбирая. С одной стороны, он принимает то, что есть, не стремясь прилагать внешние усилия без необходимости. С другой стороны он действует в рамках собственных нужд – того, что необходимо для поддержания жизни в теле, продолжения Работы. С третьей стороны, он следует Воле, участвуя в претворении замысла Творца. Следуя Воле, он избавлен от выбора, хотя для непосвящённых всё может выглядеть с точностью до наоборот.

Поэтому мудрый отказывается от выбора в пользу следования. А глупец стремится получить от него удовольствие. Оба они по-своему прекрасны, являясь частью великой игры, называемой Творением.

Источник:
Руслан Жуковец
Особые пути к просветлению