Без рубрики

Му-му

Му-муВ этом мистическом рассказе мы узнаем имеет ли собака природу Будды, здесь же раскрывается недуальность Брахмана и в окне виден свет сияющей Нирваны. «…Произошло это в деревне, в горах, в провинции Биттю, где находился один из старинных кланов Синоби по прозванию «Черный лотос». Правил кланом один из сильнейших мастеров меча того времени по имени Гири–сан. Вообще, тренировки ниндзя того времени отличались крайней насыщенностью различными упражнениями и особой жестокостью. В результате такой подготовки выживали очень немногие ученики, среди которых и был молодой Риндзай.»Пламя огня бросало алые отблики на сидевших у костра людей. Это была одна из тихих, сытных ночей, когда деревенские собирались у костра послушать страшные рассказы. Человек со шрамом на гладко выбритой голове, лениво пошевелил пылающие угли.
— Да, весь мир это иллюзия, — заметил он философски, — замкнутый круг из череды феноменов и ноуменов.
— Мир трансцендентен в своей имманентной сущности, это не вещь в себе, — чинно возразил высокий бородатый человек сидевший чуть поодаль.
— Может быть, — ответил Старший, — так оно или нет, нам суждено понять только тогда, когда мы сталкиваемся с выбором, причем «здесь и сейчас», и не редко нам приходиться выбирать смерть.

Му-му

— Это как? — удивленно спросил другой подросток с раскосыми, как у монгола глазами.
Старший обвел глазами, круг притихших мальчишек.
— Кто-нибудь слышал старинную историю про Му-му?
— Нет! — шепотом, наперебой, ответили те.
— Ну, слушайте, ибо в ней раскрывается недуальность Брахмана и в окне виден свет сияющей Нирваны.

* * *

Произошло это в деревне, в горах, в провинции Биттю, где находился один из старинных кланов Синоби по прозванию «Черный лотос». Правил кланом один из сильнейших мастеров меча того времени по имени Гири–сан.

Вообще, тренировки ниндзя того времени отличались крайней насыщенностью различными упражнениями и особой жестокостью. Мы не будем останавливаться подробно на том, что вам и так известно, просто вспомним, что в результате такой подготовки выживали очень немногие ученики, среди которых и был молодой Риндзай.

Мальчик, попал в клан «Черного лотоса» так же, как в него попадали десятки крестьянских детей. Пьяный ронин, шедший по рисовому полю, решив испытать свой меч, рубанул по хребту худосочного изможденного человека, разрубив его на две половинки. Некоторое время обе части тела жили сами по себе, пока энергия Ки совсем не перестала течь по жизненным каналам. Это был отец Риндзая. Когда раздался оглушительный рев сына, отец уже ничего не слышал и его встречал в небесных чертогах сам Авалокитешвара или, по крайней мере, Зеленая Тара. Не слышал этого крика и выпивший самурай, стряхнувший кровь с длинной катаны, порадовавшись остроте клинка. В тот день мальчик потерял способность говорить, а вместо звуков он издавал нечленораздельное мычание. Мать, на руках у которой были двое девочек и новорожденный, продала сына за две меры риса человеку по имени Ясудзиро. Так мальчик стал синоби.

Надо сказать, что Гири-сан, являлся не только Мастером меча, но и глубоко проник в суть Дзен, постигая истинный смысл множества коанов, в состоянии глубокой медитации. Ходили слухи, что ему являлся сам Будда. Так ли это, мы не можем с уверенностью сказать, зато в клане было всем известно, что внезапным ударом Гири-сан может вырвать из груди противника сердце, да так, что еще несколько секунд оно будет удивленно трепыхаться на его ладони.

Гири-сан не знал ни жалости, ни пощады. Смерть во имя долга он считал необходимостью, а любые привязки, что ослабляли волю учеников, безжалостно уничтожал. Вместе с тем он был справедлив, честен и решителен, чем и заслужил у своих соплеменников неизмеримое уважение.

Риндзай хоть и был самым искусным учеником в кругу молодых синоби, но Гири–сан не делал из него любимчика и мало того, не питал никаких иллюзий относительно его карьеры в клане. И дело было не в том, что Риндзай был нем и над ним смеялись мальчишки. Нет. Он мог постоять за себя. Его прекрасная техника владения боккеном и дзё была видна уже к двенадцатилетнему возрасту, а когда он впадал в ярость, то даже старшие ученики старались не вступать с ним в схватку. И в этом плане к нему не было никаких претензий, ибо Гири-сан знал, что пройдет еще несколько лет и юноша должен будет либо обрести хладнокровие и выдержку, либо умереть от руки врага. Но однажды случилось то, что вызвало в мастере недоумение…

Полгода назад, когда Риндзаю исполнилось 14 лет, мастер отправил его с небольшим отрядом в окрестности Киото, где синоби должны были устранить одного из могущественных самураев из свиты сёгуна. Этот знатный вельможа так насолил местным якудза, что его решили убрать, но по древнему закону клана это должны были сделать чужаки, чтобы подозрения не легло на них.

Гири-сан принял посланца якудза не в додзё, как обычно, а в домике для чайной церемонии, находившемся на берегу озера Священных слез. Платой за кровь были отличные клинки и 30 мер риса. О чем они говорили, никто не знал, но Мастер дал задание четырем лучшим воинам проследить, куда пойдет посланец и где находится его дом. Через три дня повздорив с каким-то самураем в игорном доме, посланец был зарублен. Несмотря на то, что якудза подняли на ноги всех своих приспешников, следов этого самурая так и не удалось обнаружить.

Продолжая повествование о юном Риндзае, нельзя не отметит, что идя на свое первое серьезное задание, он не испытывал абсолютно никакого страха. Он ненавидел самураев и единственным его желанием было убивать со всей скоростью и умением, которым он научился у сен-сея и других опытных бойцов «Черного лотоса».

В одну из темных дождливых ночей, отряд из девяти синоби окружил дом вельможи, который им указали якудза. Большой двор с садом был пустынен. С самого утра ниндзя считали всех выходящих и приходящих, и установили, что вместе с родными, челядью и охраной в доме не больше двух десятков человек. Это было очень много. В другое время Касуми, начальник отряда, дал бы приказ отступить. Для синоби важно соблюдать бесшумность, внезапность и быстроту, ну и самое главное иметь перевес в силе, ибо жизнь хорошего синоби ценилась на вес золота. Однако, из разговоров челяди, который незаметно удалось подслушать, стало ясно, что хозяин ждет гостей, которые могут приехать со дня на день. И это затягивало миссию на неопределенный срок.

Гири-сан кратко проинструктировал Касуми согласно рекомендациям якудзы.
— В доме должны быть убиты все. От цыпленка до лошадей. Убить женщин, детей, слуг и если увидите крысу, убейте крысу, попадется канарейка — убейте канарейку. Дом сжечь. Голова Иги-сана должна быть отрезана и доставлена якудза. Ты все понял?
— Да, мастер.
— Ступай.

Когда тучи совсем закрыли луну, шестеро ниндзя перемахнули через забор. Один из оставшихся спрятался в тени соседнего дома, контролируя улицу, а двое других с короткими луками и духовыми трубками куидзю засели на крыше. Из оружия использовались вакидзаси, удавки, танто и длинные, покрытые ядом иглы ивара-сякены, которые использовали кожевники и портные. Удар такой иглой в затылок мгновенно парализовал жертву и она уже не могла издать ни звука.

Разбившись на тройки, синоби неслышно направились в обход дома.
Первой жертвой стал молодой охранник, неосмотрительно направившийся по малой нужде. Миямото, напарник Риндзая, мягко закрыл ему рот и полоснул острым, как бритва вакидзаси по горлу, так, что голова повисла на одном шейном позвонке.

Затем Риндзай уловил тренированным слухом свист стрел и еле слышный хрип, за дело взялись лучники. Они вошли в дом, а двое синоби слезли с крыши и стали следить за выходами. В доме началась резня. Глазами привыкшими к темноте убийцы выхватывали жертв, быстро и безжалостно расправлялись с ними.

Скользнув в комнату, Риндзай, увидел на полу спящую женщину. Зайдя в изголовье, он придержал ее подбородок и нанес два коротких, но сильных ударов в узкую ложбинку между грудей. На какой-то миг женщина открыла глаза и трепыхнулась, но затем ее тело обмякло, и Риндзай даже не взглянув на нее, крадучись, вышел. Буквально через четверть часа были вырезаны все. Пол заливали ручейки из дымящейся крови. Касуми пряча в мешок отрезанную голову хозяина дома, дал сигнал отходить.

Миямото и Риндзай уходили последними, их задачей было уничтожение следов. Пока Миямото занёс в дом несколько слуг убитых на улице, Риндзай пробрался в комнату, где располагался очаг и, разворошив угли, сунул в огонь рисовую циновку. Как только огонь начал разгораться, юный синоби услышал жалобное поскуливание. Кинувшись на звук, Риндзай обнаружил в углу щенка породы Акина-иту, которая была распространена только в домах японской знати. Он и сам бы не сказал, что случилось тогда в его душе, но схватив пушистый комок в руки, он бережно положил его в заплечный мешок, и выскочил, бросив последний взгляд на горящую комнату.

* * *

Я повторюсь, когда Гири-сан узнал об этом поступке Риндзая, его охватило недоумение. Именно недоумение, потому что он давно перестал испытывать такие эмоции, как страх, жалость и гнев. Все утро он сидел на берегу озера Священных слез погруженный в глубокую медитацию. И решение пришло…

* * *

Прошло три месяца, наступила весна и сакура зацвела волшебным цветом. Щенок, подрос и бегал за Риндзаем, как привязанный. Поскольку юный синоби был нем, то окликая пса он выдавал лишь сдавленное мычание, поэтому в клане собаку прозвали Му-му. Надо ли говорить о том, как они обожали друг друга. Они не только вместе спали, но Риндзай делился с Му-му последним куском сашими и даже супом из рыбы Фугу.

* * *

И вот пришел день, когда юный Риндзай должен был посвящен в воины клана. Всю неделю отряд молодых синоби подвергался различным испытаниям и проверкам. Одного мальчишку зарубил самурай, когда тот пытался вытащить у него деньги, другой, сорвался со скалы, спускаясь в глухое ущелье. Многие получили серьезные ранения, и лишь Риндзай, с честью вышел из всех испытаний. Его владение мечом было безупречным, рука безжалостна и тверда, а ловкость не имела себе равных.

Они сидели в домике для чайной церемонии на берегу озера Священных слез. Мастер, мальчик и собака. Гири-сан держал в руках чашку с чаем.
— Обладает ли собака природой Будды? — спросил Гири-сан.
— Му, — ответил Риндзай, а щенок, услышав свое имя, завилял хвостом.

— Ты должен убить пса. Здесь и сейчас. Это твое последнее испытание.
Стальные глаза Мастера впились в лицо ученика.
— Я бы посоветовал тебе утопить щенка, но думаю, что он слишком подрос, чтобы утонуть. У тебя есть меч. Я жду.
Риндзай потянулся к подставке для мечей.
Длинный самурайский меч, сработанный мастером Масацуне, вылетел из ножен и, по самую цубу, вошел в грудь Учителя.

* * *

Риндзай склонился на Мастером, у которого быстро синели губы.
— Обладает ли собака природой Будды? — спросил у него Гири-сан.
— Му, — ответил Риндзай.
По его щекам текли слезы…
Когда глаза Учителя закрылись, мальчик и собака ушли из этих мест.
Через сорок лет, в городе Хаката, человек по имени Эйсай, основал в Японии первый дзэнский монастырь Сёфукудзи. Так в стране появаилась новая буддийская школа Риндзай.

* * *

Старший закончил и посмотрел на лица притихших мальчишек. В его черных, как у цыгана глазах, светилась печаль. Человек с бородой встал.
— Ну, спасибо, Митрич, за твой чудный рассказ.
— Дык, чем богаты, тем и рады, батюшка Иван Сергеич. А то оставайтесь, сейчас картошку печь будем.
— Нет, спасибо, мне завтра рано вставать надобно, за границу я уезжаю, во Францию.
— Ну их, хранцузиков к черту, Иван Сергеич, это же басурмане чистой воды, а люди знающие глаголят, что они лягушек едят.
— Едят, Митрич, едят — усмехнулся Иван Сергеевич и закусив травинку направился к барскому дому.
Всю ночь в его окне горел свет…

_______________________________________

Му (в японском языке) — слово, которое может быть переведено как «отсутствие», «без». Обычно используется в дзен-буддийских коанах, где означает «ни да, ни нет», то есть является ответом на вопрос без однозначного ответа.

Коан Му:
Монах спросил у Чжаочжоу:
— Обладает ли собака природой Будды?
Тогда Чжачжоу ответил:
— Му!

Некоторые буддистские мыслители утверждали, что собаки обладали природой Будды, другие с ними были несогласны. Таким образом, ответ «нет» отрицал мудрость первых, а ответ «да» означал слепое следование их учению. Впоследствии ответ Чжаочжоу был интерпретирован как утверждение о глупости категориального мышления. Другими словами ответы да и нет оба правильные и неправильные. Этот коан используется в школе Риндзай, как первое знакомство с философией дзен. (Материал из Википедии)