Без рубрики

Тварь ли я дрожащая, или право имею?

Тварь ли я дрожащая, или право имею?Мы так и не смогли отдать ему свой детский страх, поэтому занимая положение слуги или раба, надеемся, что чаша воздаяния нас обязательно минует. Столько молитв прочитано, столько кармы перемолото, принято и полюблено и все с одной лишь только целью – оправдать перед Ним свои поступки, прошлые, настоящие и будущие. Какой же дерзкой, глупой и детской кажется мысль что «Я и есть Бог!», и насколько комфортной, безопасной и тихой «Я — слуга Бога». Но кто дерзнёт провозгласить себя Богом? Ведь если дерзнуть и сказать «Я — Бог» то идти никуда уже не надо. Нет больше цели. И это тоже страшно, потому что придётся жить здесь, довольствоваться этим и наслаждаться этим…Тварь ли я дрожащая, или право имею?Мы живём в удивительном мире, в мире, где рука об руку вот уже миллионы лет живёт Бог и человек. В нём Создатель обычно выступает как высший защитник и покровитель, любящий Отец, вечно ожидающий, когда же неразумные чада Его пробудятся. Человек же занимает несколько иное положение в этой иерархии, определяемое большинством религий и писаний как «Слуга» или «Раб… Божий». Именно так обычно принято позиционировать себя всем встающим на путь духовной жизни. Таковы правила, не мы их устанавливали и не нам их менять, ибо Отец наш может и наказать. Чувствуете ли вы страх, который с детства нам так усердно вдалбливают в головы? Этот страх всегда с нами, страх вечного наказания и вечных мук за свои грехи.

С открытым сердцем, я предлагаю вам мои размышления. Пожалуйста, не спешите судить, принимать или отрицать их… просто вдумайтесь, я расскажу вам сказку о том, как из глубины своего одиночества мы создали… человека.

С детства, в своём воображении мы рисуем Его грозным старцем. В окружении ангелов Он восседает на троне Своём и судит народы, воздавая каждому за грехи его. У той черты где оковы тела больше не властны, на Суде том Он взвесит мерой Своей все добрые и злые дела каждого.
…Сейчас Он видится другим. Добрым, искренним, любящим, прощающим Отцом, ожидающим своё блудное дитя после долгого путешествия. Какое из описаний истинное? Видите ли вы всю трагичность ситуации. Чувствуете ли вы, как с возрастом и опытом меняется описание, характеристика, взгляды. Воспринимая Его через призму собственных эмоции и чувств, мы сделали из Бога – человека.

Человека, на которого мы возложили всю ответственность за нашу судьбу, за свои дела и поступки на этой грешной Земле. Человека, у которого мы просим прощения за грехи свои, в мыслях оправдывая себя и веря, что он поймёт. Человека, в которого мы вложили свою справедливость и честь, распределив по углам что хорошо, а что плохо в этом мире. Каждый день, создавая его по своему образу и подобию, мы вкладываем всю силу своего опыта, чувств и эмоций, вводя в уравнение новые переменные. Сделав его живым, человечество наделил его абсолютным правом – судить.

Но мы так и не смогли отдать ему свой детский страх, поэтому занимая положение слуги или раба, надеемся, что чаша воздаяния нас обязательно минует. Столько молитв прочитано, столько свечек поставлено, столько пройдено тяжелых испытаний, столько кармы перемолото, принято и полюблено и все с одной лишь только целью – оправдать перед Ним свои поступки, прошлые, настоящие и будущие. Какой же дерзкой, глупой и детской кажется мысль что «Я и есть Бог!», и насколько комфортной, безопасной и тихой «Я — слуга Бога». Но кто дерзнёт провозгласить себя Богом?

Ведь если дерзнуть и сказать «Я — Бог» то идти никуда уже не надо. Нет больше цели. И это тоже страшно, потому что придётся жить здесь, довольствоваться этим и наслаждаться этим. Пока есть куда стремится, жизнь наполняется смыслом, пока перед нами лестница, на которую надо забраться — мы обращаем внутренние надежды к вершине. Просветление — как конечная цель, или Духовная обитель — как конечная цель. Пока есть Учителя и «тайные практики» мы верим, что делаем хоть маленький но «шажочек», ближе к цели, ближе к Нему.

А Он всегда с нами, Он на каждой ступени и с каждым шагом.
Бог это не страдание и это не радость, Он не нуждается в этом, в этом нуждается человек, он не делит и не судит. Мы играем в эту игру, потому что нам проще, и Он играет вместе с нами, любит и принимает наше служение, раз мы ожидаем этого результата от своих поисков. И Он наказывает нас, раз мы ожидаем наказания за проступки.
Он играет, разве это не мило?

Что если нам никуда не нужно идти, развиваться или каяться, что если просто остановиться и ничего не делать, просто жить, просто наслаждаться жизнью. Оставит ли Он нас или будет также стоять рядом? Примет ли в царствие Своё или всё-таки обречёт на вечные муки?