Без рубрики

Свобода и Смерть — общая реальность. Часть 1

У многих так бывает: вроде бы ничего заметного у человека, ставшего на Путь постижения собственной природы, не меняется, ни во внешних реакциях, не в восприятии мира. Но человек всё равно продолжает медитировать, вникать в тексты бесед и размышлять. И именно незаметно, всё равно, внутри постепенно обязательно будет накапливаться нечто.…У многих так бывает: вроде бы ничего заметного у человека, ставшего на Путь постижения собственной природы, не меняется, ни во внешних реакциях, не в восприятии мира. Но человек всё равно продолжает медитировать, вникать в тексты бесед и размышлять. И именно незаметно, всё равно, внутри постепенно обязательно будет накапливаться нечто. Человек вроде бы не замечает никаких собственных изменений, говорит: «у меня ничего не происходит, не меняется». Но вдруг, однажды, вся эта накопившаяся энергия проявляется и изменяет его сознание на какой-то период. А эти, даже кратковременные, изменения никогда не проходят бесследно.

Вообще всё, что мы делаем, не проходит бесследно. Если вы работаете очень серьёзно и постоянно, и думаете: «Я что-то делаю, и у меня, наверное, ничего не меняется…», то это большая ошибка. Это та область, в которой всё, что мы делаем, не может не воздействовать на нас. Не может оставаться без следа, без изменений. Чувствуете вы это или нет – это вопрос вашей чувствительности, вопрос глубины вашего погружения во всё это, вашей открытости тому, что вы делаете. Только в этом вопрос.

Я раньше говорил, если вы, например, практикуете систему, призываете Силы и при этом говорите: «не знаю, проявились они или не проявился» — это не вопрос, это ваше личное недоумение. Если вы думаете о неком Высшем Сознании, неком Низшем Сознании, о любой силе вне нашего мира, если вы призываете её – она уже здесь. Вопрос в том, можем ли мы это увидеть и почувствовать, или нет. Сила эта уже отреагировала, сфера эта уже проявляется здесь. Остальное – вопрос личной реакции.

Второй вид проявления изменений, который наблюдается у большинства людей, это когда постепенно начинает меняться в восприятии человека что-то, не сразу заметное для него самого. Когда вы занимаетесь постоянно и упорно, изменения в уме всё равно будут происходить. В чём-то мировоззрение меняется, в чём-то чувствительность слегка усиливается. Однажды точно так же, спонтанно, происходит переход на следующий уровень восприятия. Даже если вы чувствовали изменения постепенные, у вас постепенно менялось мировоззрение, энергетическая структура, ваше тело, то переход на следующий уровень всегда будет форсированным… Всегда.

Не существует плавного непрерывного перехода, — это важно помнить, — для человека, пришедшего «с нуля» и закончившего Освобождением, и тем более — Просветлением. Не бывает, чтобы изменения в человеке шли гладко-гладко строго вверх, или, допустим, строго вниз. Всегда, даже если вам кажется, что идут постепенные изменения, нужно ожидать, что произойдет нечто, что «перебросит» вас на следующий уровень.

Постарайтесь глубоко осмыслить этот момент: если вы ведёте верную работу в верном направлении, то переход на следующий уровень будет пороговый, резкий, не плавный. Потому что переход на следующий уровень, – вы должны запомнить, – это всегда маленькая смерть, это всегда лишение части того, что было до этого. Прощание с этим, отбрасывание.

(Обращается к слушателю) Вот мы вчера с тобой говорили об освобождении: что такое освобождение, свобода. С чего она начинается, свобода? Кто-нибудь думал над этим? Вообще, что может послужить началом свободы? Чем она может характеризоваться? С чего, по вашему мнению, начинается постижение свободы, получение свободы, самый первый этап получения свободы?

Слушатель: — Когда зависимость исчезает …от того, к чему привык.
Сл: — Нет привязок к «привычному».
Сл: — Нет прошлого.
Сл: — Понимаешь, что ты привязан…

…Простите, что перебиваю вас. У нас же не «интеллектуальный клуб». Мы исследуем собственный ум. Мы должны выяснить: что там в нём? Если пытаться увидеть в себе что-то всё и сразу, то часто не получается понять существующее положение. Когда мы напрямую пытаемся заглянуть в свой ум, мы видим отражение себя же, мы видим зеркало, которое сами себе поставили для того, чтобы видеть то, что нам хочется видеть. Это опять — прошлая беседа о том, как мы создаём собственный мир.
Каковы первые признаки постижения настоящей свободы? Чем она характеризуется, с чего начинается?

Сл: — Исчезает противостояние.
Сл: — Разумение, понимание…
Сл: — Когда сам себе решил: ты — свободен.

Решить–то можно. Давайте ещё думать. Как мы понимаем свободу?

Сл: — Что нас делает несвободными? От проблем и поступков? Отсутствие этих вещей и приближает нас к свободе….

Направление размышления верное. То есть, последний ответ говорит о том, что человек начал не сразу рассматривать этот вопрос: что такое свобода? А вначале размышляет над тем, что именно делает нас несвободными? Это — вторая сторона. Я всегда говорю: смотрите с разных сторон. Сначала мы пытаемся понять, что делает человека несвободным. Это верно, но в детали углубляться не следует, потому что всё пытаться рассматривать по-детально: что- же делает меня несвободным? – для этого нам и жизни не хватит…. ВСЁ меня делает несвободным! И потом происходит нечто, что делает меня свободным. С чего начинается свобода, как ты думаешь? (Обращается к слушателю)

Сл: — Я думаю, я сам себя делаю несвободным. То есть, отсутствие «я» – это свобода. Отсутствие эго. Всё, что делает меня несвободным – это я сам.

Следовательно, с чего начинается настоящая свобода?

Сл: — С отказа от всего известного.

То есть, проще говоря: свобода начинается со смерти, с самого понятия смерти. Смерти не той, о которой сейчас все подумали и которую определяют, как состояние в конце нашей жизни. Мы смерти не боимся интеллектуально. Мы её боимся «в душе». Не боимся, потому что мы её отложили, причем отложили на неопределенный срок. Отложили своим незнанием, своим неведением, ведь мы не знаем, когда будем умирать… Мы её отложили на неопределенный срок.

Так вот, на самом деле свобода начинается с понимания смерти. Свобода начинается с осознания смерти. Но я, когда говорю о смерти, не имею в виду тот отложенный момент ухода из этого мира. Я пытался уже много раз рассказывать вам, и вы должны уже это понимать, что я придаю значение слову «смерть» совершенно не то, которое придаётся в повседневной жизни. И главное, она действительно является не тем, о чём вы думаете. Смерть для каждого человека, на самом деле, является потерей всего. Всего, что мне известно, всего, что я есть, что из себя представляю, в моём собственном понимании.

Мы не осознаём себя целиком, наши представления о себе не соответствуют полной реальной картине. Помните, я приводил пример, когда просил вас описать себя сразу, одним словом, представить себя? Вы можете это сделать?
Мы говорим «я»…. Мы говорим это слово, не задумываясь глубоко. Мы говорим: я — индивидуальность. И когда мы начинаем думать о себе… (Задумывается)

Прямо сейчас подумайте о себе, представьте себя. Что вы вкладываете в слово «я»? Что вы вкладываете в понятие «личность»? Если задуматься над этим внимательно, вдруг выясняется, что получается какое-то расплывчатое представление о себе. Вдруг становится понятным, что я себя оснОвного, настоящего, не чувствую. Я себя не нахожу. Я испытываю гамму ощущений, в уме всплывают какие-то переживания, воспоминания. Но даже саму «личность», а тем более свою Суть не могу уловить. При прямом рассмотрении оказывается, что я не понимаю, что укладывается в понятие «я», «личность» и прочее. Я могу философствовать на этот счёт сколько угодно. Но по-настоящему взглянуть на себя и увидеть себя, оказывается, не могу.

Почему так происходит? Попытайтесь себя описать, увидеть себя со стороны. Вы начинаете описывать некие качества, принадлежащие, ну, вам же, допустим. Попробуйте себя описать, ну вот сейчас прямо. Я – это что? Я – это кто?
Необходимо, чтобы вы обнаружили один интересный момент, своё одно свойство. Вы можете себя сейчас описать? Пробуйте. Я… Что есть «я», кто — я? Можете описать себя сейчас вслух: я – это….? Просто, без стеснения, без смущения.

Сл: — Я – это определенное существо, которое наделено некоторыми не только качествами,….

Вот, всё. Достаточно. Именно это я и хотел, чтобы вы сами озвучили. Вы понимаете, она совершенно правильно выразилась. Когда вы себя рассматриваете, когда каждый из нас себя рассматривает, именно так мы себя и видим. Послушайте: «это некое существо, которое наделено вот этими качествами». Если я скажу: «Опиши себя», — я опишу признаки некоего существа. А кого я описываю? Что это за некое существо?

Если успокоить ум и посмотреть на себя без метаний, без воспоминаний, философских высказываний о человеке, о человечестве…. Даже известное выражение, определяющее человека: «Я мыслю, следовательно – существую» — уже не подходит… Потому что, остаётся неясным, кто же этот –«Я», который мыслит и существует? Потому самый главный вопрос в познании самого себя состоит совершенно в другом.(Мы обсуждали это в прошлых беседах, помните?). В одной из прошлых бесед я упоминал: люди озабочены познанием мира, а заботиться необходимо о развитии инструмента для этого познания. Необходимо сначала развить этот инструмент.

Когда мы об этом начинаем говорить, — о себе, о своей личности,- я вдруг понимаю, что не знаю, кому это всё принадлежит. Я описываю признаки, качества, описываю проявления некоего чего-то. И тогда я задумался дальше… (Я описываю вам, просто рассказываю процесс, который происходил у меня, как это всё выяснялось, может это тоже вам поможет). Я начал размышлять: если возникает описание всех эти качеств «себя», откуда мне это всё известно? Все эти свойства, все эти вещи, которые я могу о себе сказать, описывая самого себя? Откуда это мне известно?

Сл: — Другие рассказали.
Сл: — Из собственного ума…

…То есть, получил неким образом информацию. А в результате чего — это получение информации? Как «это» одним словом можно описать? Я знаю о себе в результате чего?

Сл: — Ну, опыта прошлого…

Верно! Всё же — на поверхности. Вы просто боитесь говорить, потому что думаете, что скажете что-то не то.
Я знаю о себе некие вещи в результате своего прошлого опыта. Если вы спросите у двухлетнего ребёнка, который только начал говорить: «Кто ты?», или, допустим: «Что он такое?» — он вам опишет всё это? Чем мы взрослее, тем больше мы о себе знаем, тем больше можем себя описать. А маленький ребенок вряд ли может описать себя. У него нет опыта. На вопрос: «кто ты?» — он ответит на уровне того опыта, который он получил. «Я — Вася Иванов», допустим.

Не будем торопиться. Нужно, чтобы вы присмотрелись к этой мысли, не торопясь обдумывали, проникали в суть того, что я хочу сказать. Потому что вокруг множество слов, а внутри ядро — одно.

Значит, моё знание о себе возникает во мне, накапливается в результате моего жизненного опыта. То есть постепенно, с течением времени и по мере того, как я живу, я обрастаю признаками самого себя.
То есть, если говорить её (слушателя) языком, которым она описывает себя, то это «некое нечто», сущность, начинает обрастать признаками, известными мне. То есть, когда я говорю о себе, вот сейчас, допустим, я описываю что? Набор признаков, принадлежащий кому-то. Значит, моё описание – это перечень проявлений того, что мне недоступно, но о существовании чего доподлинно неизвестно.

Со всей важностью отнеситесь к этому вопросу.
Мои знания о себе – это результат моего опыта. А мой опыт – это усвоение проявлений того самого настоящего, того нечто, которое я не осознаю. Именно поэтому на одной из бесед я отметил: мы каждую секунду, каждое мгновение рождаемся из «ниоткуда». Человек каждое мгновение рождается из «ниоткуда». Во-первых, потому что он не знает о себе ничего. И весь этот опыт, ставший мне доступным, я накапливаю здесь, за этот отрезок жизни, в том пространстве, в котором сознательно существую. В пространстве, в котором существует моё тело, мой физический разум, — сейчас, пока я живу в пространстве этого мира. И когда я подхожу к концу своей нынешней жизни (улавливаете ниточку, не сбились?), становлюсь обладателем некоего накопленного опыта: «это — мой Мир, это – Я»… Но получается, если вникнуть глубже, что на самом деле это не истинный Я, а только то, что я о себе знаю, то, что меня окружает. Это то, что проявило то самое «НЕЧТО»… И когда я подхожу к концу очередного воплощения, моя жизнь заканчивается, и всё, что было накоплено здесь, оно здесь и остаётся. А «я», настоящий, ухожу куда-то ещё.

Смерть – это оставление в этом мире того, что было создано и приобретено именно в этом мире, включая физическое тело. Но это что-то, созданное здесь, создавалось тем, НЕКИМ, которого я не знаю, о котором не имею никакого представления. Я Его найти не могу.

Я – это моё мнение о себе, это доступный мне накопленный опыт, всё мне известное в этой жизни. Поэтому я от него завишу. Это, мне известное, – оно пришло из внешнего известного мне мира. Оно сформировалось здесь, в том мире, между всеми, существующими здесь. Как взаимоотношения, как социум, как религии, как мораль, как право, как нормы, в общем, как всё-всё-всё нам известное.

И это — некое существо.(То есть я, который размышляет: кто этот «я»?). Вот эта живая оболочка с определённым умом, сформированная, накопленная, – она связана с этим пространством. Она ему принадлежит, так как сформирована, благодаря этому внешнему пространству, в котором живёт. Я с ним связан, потому что мой фокус внимания в нём, внутри этого пространства. И я думаю, что это – «я». «Знаю», что это – «я». И то, что я о себе решил, оно управляет мной. Это сформированное «я», вот это «накопленное известное», создаёт зависимость для меня же. Потому я завишу и от внешнего пространства, в котором нахожусь. Потому что то «Я», — мне известное,- создано этим пространством. Оно создано даже без моей воли. Всё накопленное – это я. То есть я, созданный, без моей воли, внешним миром. Я, понятный себе, создаюсь в течение всей жизни внешним миром, без моей воли. Я говорю о каждом, о каждом живущем здесь на Земле.

Потому что существует закон Кармы, который я не знаю. Потому что существует некий «Я» настоящий, которого я не знаю. И всё это постоянно взаимодействует, и карма приводит к рождению неких событий, в которых я существую, которым следую. И они производят новые связи, и те образовавшиеся связи, развиваются дальше и дальше. Я сам создаю свой мир. Я – это известное из внешнего мира, собранное здесь, вокруг одной личности, связанное одной личностью. Но которую я тоже определить не могу.

Это та причина, по которой я ввёл известный вам жизненный принцип: «Всё, что со мной происходит, есть результат моего выбора». Потому что я – это собранное… Вы поймёте. Вы обдумаете это всё хорошенько и поймёте.
Я ничем не управляю, существуя неосознанно. И я оказываюсь в постоянной зависимости от всего, что меня окружает здесь. Но всё, что я делаю, с чем сталкиваюсь – это я, на самом деле, и выбираю. Я — причина этого… Вот такой парадокс получается. Ты причина всего, что происходит, хотя это происходит независимо от тебя.

Я много раз употреблял раньше одну фразу, вы вдумайтесь в её смысл: «Всё, что происходит в нашей жизни, чаще всего СЛУЧАЕТСЯ с нами». Мы всё время употребляем это определение: «случилось». Основные события с нами «случаются». В нашей повседневной жизни происходит множество разных событий, которые «случаются». Вы подумайте. Мы живём, события случаются, но я ничем не управляю, ни на что не воздействую.

Давайте поразмышляем. Человек, поставив перед собой какую-то цель, добивается её, к примеру. Пусть, допустим, достиг даже небольшой, совсем маленькой цели. Представили такую ситуацию? И вот, во всей своей жизни человек добился какой-то одной своей цели, или нескольких, и потом гордо говорит: «Я сам управляю своей судьбой». Но как он не отметил тысячи событий, которые влияли на его решения, поступки, состояние, настроения, быт, возможно и на здоровье? Эти события были в его жизни, и на них он никакого воздействия оказать не мог. И они вообще были неуправляемы им! Человек это не отмечает в своём уме.

Так проявляется человеческое эго – замечает только то, что ему удобно. Эго, которое сфокусировано на себе. Это наш образ жизни, наш принцип существования. Эго имеет чёткое определение. Эго — это способ существования. Человеческое эго видит только то, на что настроено. Всё остальное оно не замечает и поэтому утверждает: «Я управляю своей судьбой!». С
8000
лишком рано люди начали бить себя кулаком в грудь и заявлять о том, что управляют собственной судьбой. (Смеётся) Мы не можем говорить: «Я управляю своей судьбой». Потому что судьба принадлежит…. кому? Моя судьба принадлежит мне настоящему, тому, которого я ещё не знаю. Я себя настоящего ещё не нашёл.

И вот, когда мы заканчиваем здесь этот отрезок нашей короткой жизни, — мы подходим к концу некоторого периода существования в этом теле и в этом пространстве. Короткий период одного воплощения. Закончилась наша используемая энергия, мы подходим к концу, и смерть, — то, чего человек больше всего боится и больше всего стремится избежать. Это уход от чего?

Сл: — От настоящего?

…От того, о чём мы сейчас говорим: от всего собранного в этом мире, всего известного мне. Мне же известно о многом — в чём нет опыта, и в чём есть опыт. Этот мир всего известного мне, накопленный во мне, вот он заканчивается на этом. И тот настоящий «Я», которого мы ищем сейчас, о котором говорим: «высшее Сознание, Высшее «я»», тот, который здесь проживает эту жизнь, «обвешанный» известными внешними проявлениями, — это именно Он заканчивает отрезок дороги здесь, этот отрезок жизни. Уходит из этого маленького временного периода протяжённости своего существования.

И всё, что я здесь создал – я не могу забрать с собой. Всё, что я здесь накапливаю — оставлю. Потому что всё, что я считаю важным здесь, всё, что я считаю необходимым здесь для себя, является только следствием чего-то. Следствием, внешним проявлением.

Самое важное, это то, что происходит с тем, что внутри меня, с истинным «Я». С тем вторым, который проходит этот отрезок жизни внутри всего внешнего происходящего. Важно, в конечном счёте, только вот это, что неосознанно пока человеком, что не выявлено пока для человека. Он получает некие дополнения, которые уносит с собой. Они не связаны ни с чем материальным в этой жизни, ни с чем психологическим, ни с чем эмоциональным.

Всё, что мы считаем важным: психологию, эмоции, чувства – это не имеет значения для меня истинного, вневременного. Не имеет значения для той настоящей, Реальной Сути, которая проходит этот короткий жизненный путь. Всё, что мы сейчас в жизни проживаем – это следствия, это уже проявления долгого вневременного пути настоящего «Я». Но в этом мире эти следствия составляют нашу жизнь, всё наше человеческое существование. И поэтому для нас здесь имеют огромное значение. Но по сути своей, это не может иметь значения в реальности, пусть даже мы сейчас не знаем эту реальность. Потому что мы не учитываем два момента. Первый момент: всё, созданное здесь — временно. Оно временно, потому что однажды в конце пути оно уйдет, и я буду говорить: «Это — смерть». В том значении, которое мы привыкли придавать. Оно уйдет, это всё наработанное, всё испытанное, накопленное, считающееся единственно важным. Это — во-первых…

А во-вторых — если вам в течение жизни удастся добраться до своей Реальной Сути, прикоснуться к Ней, то вы увидите, как и это накопленное: ваши чувства, эмоции, всё, что вы считали бы признаками человека – оно изменится. Оно изменится и станет совершенно другим. Вы поймёте истинное значение всего этого. Но оно изменится настолько, что это будет совсем не похоже на то, что вы сейчас считаете важным и значимым. Прямо в этой жизни.

Мы зависим от этого временного. Всё накопленное, всё собранное здесь, всё то, что живёт и взаимодействует в этом мире, то, что считается человеком, – это изменчивость, это временность. Его не было – оно появилось. Ситуация изменится – оно исчезнет.
Определённые чувства, определенные качества – они как бы всегда считались у человека вечными. Это общечеловеческие принципы и качества. Но это принципы. Это качества и чувства, соответствующие этому миру, этому пространству. Они важны, но они не абсолютны. Они не абсолютны, потому что они являются следствиями существования вот того меня второго, внутреннего, здесь, в этом мире в этот период времени. Они — следствия существования и взаимодействия ЕГО, вот этого Атмана, Сознания, сверх-Сознания, духовного Я, Высшего Я. Мы его по-разному называем. Знаете, сколько имён?! Это тоже говорит о том, что мы ЕГО не знаем.

Это следствие Его существования здесь. Это тоже я, но именно это — я настоящий. Не отделяйте его от себя. Это Он существует. Его взаимодействие с этим пространством приводит к возникновению вот этой трансформации и появлению наших чувств, качеств, принципов, морали, ума, мыслей и прочего, прочего. Это Его существование. Это Он действует. И Он очищается от этого всего личностного, в конце жизни, и идёт дальше. И снова рождается здесь и снова накапливает. Это всё очень важно. Это даёт изменение понимания смерти, её настоящей сути.

Вот тот, кто сбрасывает всё это — вы настоящий, то, чем станете на какое-то мгновение после смерти, когда уйдёте и пойдёте дальше. Это Он никогда не рождается и никогда не умирает. Он движется. Он не локализован.
Человек, в нынешнем своём состоянии, не «высшая точка» развития природы и Вселенной. Существуют более совершенные существа. Но Эго человеческое заставляет ставить себя в центр Вселенной.

И вот для того, чтобы двигаться дальше по пути собственного развития, это необходимо понять. Понимание, что человек — ещё не законченное творение, это не принижение человечества и человека в частности. Это необходимое условие для того, чтобы понять, с какой точки мы начинаем свой Путь. Это не должно ввести вас в депрессию или самобичевание: «Я — никто. Я ничего, из себя, не представляю!»… Не об этом речь. Просто, если вы уже чувствуете себя совершенным существом, центром Вселенной, то у вас и нет надобности развиваться дальше. Но если вы понимаете, что это только начало, если, на самом деле, серьёзно относитесь к этому, значит понимаете и всю важность, необходимость собственного развития.

Потому что, сформировавшись здесь, на начальной стадии разумного существа, я могу таким и остаться на многие и многие жизни. Что и происходит, в общем. За сотни лет человеческого существования, начиная со средневековья и до нашего времени, в сознании человека ничего не изменилось, по большому счёту. Только эго усилилось. В средневековье говорили, что Земля в центре Вселенной, а вокруг неё Солнце вращается. А теперь мы вообще говорим: «Человек – венец творения» И думаем, что вокруг человека вообще всё вращается. И даже Бог ему должен. Потому что, во-первых, он нас обидел, выгнал из рая, и, в общем–то, мы чувствуем за собой право что-то требовать. И во-вторых, мы непрерывно ждём от него исполнения собственных требований. Подумайте, ведь если что-то не так, как нам хотелось бы, мы обижаемся и говорим, что Бога нет.

Я часто употребляю слово «смерть», и, конечно, понимаю, что оно режет ваш слух. Но делаю это для того, чтобы вы привыкли к этому слову, чтобы у вас не было неприятного ощущения, неприятной реакции. Значение смерти понять необходимо, потому что в нашем понимании, в нашем восприятии смерть должна иметь совсем другое значение. И когда я говорю: «Смерть – это потеря всего известного», я делаю акцент на слове «потеря».

То, что вы принимаете, как потери в жизни, на самом деле является освобождением от всего мешающего.

Смерть — это освобождение, на самом деле. Моё существование, ЖИЗНЬ не прерывается никогда. НИКОГДА. Осознайте это.

МОЁ СУЩЕСТВОВАНИЕ НЕ ПРЕРЫВАЛОСЬ И НЕ ПРЕРВЁТСЯ НИКОГДА.

И от этого понимания ваша нынешняя жизнь станет другой. Или, возможно, станет, если вы это, на самом деле, осознаете. На меня это оказало серьёзное влияние, и восприятие изменилось. Хотелось бы, чтобы и у вас это произошло.

Моё существование не прерывается никогда. Осознайте это глубоко, навсегда. Меняются миры, меняются сферы, меняется накопленное, что-то видоизменяется. Но вы остаётесь. Это так же, как вы засыпаете – просыпаетесь. И вы живёте во сне, и здесь живёте, а потом сон вспоминаете. Но вы не исчезали. Мы, настоящие, не исчезаем никогда.

Для этого, я всё время употребляю слово «смерть». Потому что, я писал уже в «Принципах…», что для ума неоправданны две вещи. Помните? Для эго, для ума неоправданны две вещи, и он не может найти объяснения этим двум существующим фактам до сих пор.

Сл: — Жизнь и смерть.

Да. Жизнь и смерть — две вещи, для ума неоправданные. Наша личность знает, что где-то там, за этим, что-то есть ещё. Я не имею в виду «в другом мире». За этими понятиями стоит что-то, не совсем то, что нам понятно. А оно, эго, — знает. Поэтому оно всегда ищет смысл жизни, но не в состоянии понять смерть. Страх слишком велик. Эго дистанцируется от смерти. Страх… Я не о том говорю страхе, когда внутри бьёт озноб, когда что-то в душе замирает, когда в груди появляется неприятный холодок. Я не об этом страхе говорю. Страх моей физической личности перед смертью настолько силён, что она всегда держит от себя на дистанции реальное осознание смерти, этот окончательный момент существования личности. И держит на дистанции до такой степени, что я его даже не испытываю, этот страх. Настолько он силён.

Я могу справиться с любым страхом. Когда говорю «я», то имею в виду, – личность, человек вообще. Я могу справиться с любым страхом. Для того, чтобы с ним справиться, я должен с ним встретиться, со своим страхом. Но со смертью я не встречаюсь. Я её держу на дистанции, не хочу к ней приближаться ни физически, ни умом. Я не хочу её изучать. Потому что думаю, что смерть – это нечто далёкое. И ко мне, на неопределённо долгий период времени, не относящееся. А всё для того, чтобы мне спокойно было жить здесь, в физическом мире. Я для себя ввёл эту программу, эту схему возможности отдалить смерть. Понимание, что она ещё далеко. Когда я говорю: «что она ещё далеко», это означает, что я не допускаю к себе мысль, что я умру. В общем смысле допускаю, что когда-то умру. Но конкретно – нет.

Если я допущу к себе эту мысль, если в неё поверю, осознаю, прочувствую, — моя жизнь обрушится. Современная моя жизнь, сейчас, вот на этом уровне физического сознания – она обрушится! Я приду к депрессии, потеряю смысл существования. Почему? Потому что я осознаю реальное существование конца, а за этим у меня ничего не останется, в моём понимании. Тупик, конец всего. Если я признаю смерть в том виде, в котором привык к ней относиться – это разрушение психики, это депрессия, это всё что угодно: самоубийство, саморазрушение. Сразу возникнет ощущение бессмысленности существования и прочее-прочее. Потому что я признаю этот факт, не зная того, что означает, на самом деле, смерть. Поэтому, когда вы узнаете, что такое смерть, и поймёте, что такое смерть, — вы для себя это определите

Тогда вы с ней встретитесь в повседневной жизни. И вот тогда наступит очень важный момент. Это будет едва ли не самый главный момент в вашей жизни. Он должен случиться.

Тогда вы поймёте, что каждый человек, каждый из нас, – вы сейчас должны думать не о каких-то абстрактных людях, а о себе, конкретно о себе, – каждый из нас состоит из двух частей: жизни и смерти. Что смерть сопровождает нас на протяжении всей жизни. От самого рождения до самого конца нашего физического существования. Это составная часть нашего существования:

Смерть — непрерывна.

И я сейчас не имею в виду саму угрозу смерти, угрозу несчастных случаев, которые с каждым могут произойти в любую минуту. Или как говорят: «Я могу завтра заболеть и умереть». Это просто наши фантазии.
Смерть, в том понимании, в котором я о ней говорю, сопровождает нас всю жизнь.

Смерть – это потеря всего известного. Потеря единственно известной человеку реальности.

Для того, чтобы понимать это глубоко, нужно связывать воедино все наши беседы. Всё, с чем мы пытаемся сейчас разобраться, связано с прошлыми беседами. Настолько обширно, настолько глобально это понимание смерти. Я не могу это понимание выразить сразу, в одной беседе. Необходимо к этому со всех сторон подходить, тогда осознание жизни и смерти будет рождаться у вас.

В прошлых беседах мы с вами обсуждали один важный факт в жизни человека, что мысль рождается из «ниоткуда» всё время. Из «ниоткуда». И уходит… в «никуда». Откуда она приходит? Мы не знаем. Она просто возникает у нас в голове. А то, откуда она приходит, для нас является ничто, ПУСТОТОЙ, ничем. Мы это «ничто» не знаем, не осознаём вообще. Реальность для нас такова, что она приходит из ниоткуда. А ведь этой мыслью я сам и являюсь. Я – это мысль, в большей степени. Поэтому я вам говорил в прошлых беседах: мы каждое мгновение рождаемся из ниоткуда, и уходим в никуда. Каждое мгновение мы рождаемся из Пустоты.

Но если вы рассматриваете эти мгновения рождений, как отдельные, разделённые между собой, а промежутки между ними не замечаете, они у вас исчезают из восприятия. Тогда вы не поймёте того, о чём я говорю. Никогда не поймёте. И никогда не осознаете, что мы приходим из НИОТКУДА каждое мгновение, и это мгновение непрерывно в течение всей жизни. То есть, вся жизнь состоит из одного единственного мгновения: здесь и сейчас!

Вот прямо сейчас, когда вы меня осознаёте, это и есть истина, это и есть жизнь, это и есть мгновения реальности. И даже когда я начал эту фразу, вот именно в это мгновение, а в следующее мгновение я заканчиваю фразу, но перед этим я её начал – этого уже нет, это уже не является реальностью, это осталось только в памяти. Вот это и есть накопленное известное. Это остаётся в памяти. И мир откладывается в моём уме, в моём сознании. Мир, он откладывается, дополняется каждую секунду новыми и новыми деталями в моём сознании. А я нахожусь в реальности, я никуда не иду. Я нахожусь в реальности, в неподвижности. Моё сознание лишено активности. Моя мысль движется, а сознание лишено активности. Просто это нельзя описать словами напрямую, нет возможности вообще описать словами. Поэтому я пытаюсь подойти с разных сторон, чтобы вы попали в это состояние.

И вот та реальность, с которой я сталкиваюсь каждую секунду, в следующую секунду она перестаёт быть реальностью. Я теряю эту реальность. Она что делает? Вот она умирает в том смысле, в котором мы привыкли говорить о смерти. Вот эта реальность каждую секунду умирает. Охватите в уме этот постоянный для человека процесс. Каждую секунду, каждое мгновение реальность рождается из «ниоткуда»: из моего восприятия. И каждое следующее мгновение та реальность, которая только что родилась, она умирает. А в этой реальности был я. Значит, я умираю вместе с ней каждое мгновение. Для ума физического… – постарайтесь ощутить, что я говорю, – для ума физического это очень сложное дело, он отказывается это понимать. Я знаю по своему опыту. Он отказывается это понимать. Он может фокусироваться вниманием только в одну точку. Он бы и рад это сделать, но не может.

Когда мы обдумываем интеллектуально, то фокусируемся только в одну точку, в одну идею. И вот он, ум физический, к которому мы так привыкли, способен только умирать каждое мгновение, либо воспринимать эту смерть поочерёдно. И если вы сейчас не пойдёте дальше этого сопротивления, не отпустите его, тогда не получится понять то, о чём я сейчас пытаюсь сказать. Мы умираем каждую секунду. Того, которого вы помните, уже нет. Вы помните просто о нём.

Но вы подумайте, просто для примера: кто-то из ваших близких, родственников, знакомых однажды умер, вы пережили его смерть, вы сейчас о нём помните, но его-то нет, но вы помните. Мы говорим: «В нашем сознании он будет жить». Ну да, в нашей памяти он будет жить. Но его-то, в реальности, вот того, которого вы помните, уже нет. Так же происходит со мной каждую секунду, каждое мгновение. Я нахожусь в одном моменте. И поскольку я активен, поскольку я – это ум, активный ум, я рождаюсь и умираю каждое мгновение. Я сейчас говорю в том смысле, что вы откладываете смерть куда-то и боитесь её. Вы не осознаёте того, что сами являетесь и смертью и жизнью одновременно. Каждое мгновение с нами происходит и то и другое.

Но когда приходит осознание этого факта, когда вот эти моменты реальности сливаются в одно-единственное мгновение, когда возникает неразрывное восприятие, это всё сольется в одно непрерывное существование, непрерывную ЖИЗНЬ. Хочу ещё раз заострить ваше внимание: когда я говорю «сольётся», — это не означает, что сложатся не сопоставимые части. Потому что жизнь и смерть – они в разных реальностях существуют. Как чёрное и белое. Как добро и зло. В одной точке не может одновременно существовать и жизнь, и смерть. Значит, когда вы начнёте понимать, а затем и воспринимать общность этих мгновений реальности, тогда вы окажетесь в той точке, на том уровне единственного реального момента в жизни, из которого эта непрерывная Жизнь и состоит.

Тогда вы окажетесь вне восприятия и жизни и смерти. Потому что и жизнь, и смерть – это понятия, рождённые нами, вот этим мной, несовершенным. Понятие жизни и смерти рождено нами.

Я пытаюсь вам объяснить подробно эти стадии понимания, но у вас может возникнуть ощущение, словно я хочу запутать вас, или слишком «вывернуть», чтобы это было красиво. Но я не могу по-другому описать этот процесс понимания нашей настоящей реальности, привести вас к этой реальности. Поэтому я описываю вам стадии понимания этого. И это так на самом деле.

И жизнь, и смерть – понятия, созданные человеком. В том смысле, в котором мы это всё сейчас и понимаем. Эти два понятия — порождение физического ума. Я, человек, родил это понимание.

Вот в чём вся идея. Может быть, можно объяснить проще. Я не знаю, как объяснить проще. И сейчас, когда я вам описываю этот существующий факт, я просто переживаю заново вот это всё осознанное. И говорю вслед за своим переживанием. Слово «переживание» опять же, здесь не подходит. Наш язык, к сожалению, не предназначен для определения терминов Высшего порядка, вообще вне срединного мира, вне физического мира.

И вот тогда становится понятным, что единственная реальность, которая существует на самом деле, это наше существование параллельно вместе со смертью непрерывно, с момента рождения. Не в смысле возможности умереть каждый день, или попасть в какую-то катастрофу, или в какую-то ситуацию, в которой тебе угрожают. Нашей жизни всё время что-то угрожает, да, мы уже привыкли к этому. Но я не в этом смысле говорю – это тоже внешнее, эти проявления угрозы жизни. Сама угроза жизни – она существует на самом деле только здесь, в нашем уме. (Показывает на голову). Когда мы думаем, что, например, меня может сбить машина, меня могут убить бандиты, что я могу упасть и разбиться насмерть, что на меня может свалиться кирпич, или я могу смертельно заболеть и умереть – это, опять же, всё рождается и существует здесь, в голове. Этого вообще может не случиться за всю жизнь. А может случиться прямо в следующую минуту. Мы не знаем, мы можем только предполагать. Я не о том говорю, что мы не знаем, или предполагаем. Я говорю о том, что является реальностью.

А реальность — это наше существование со смертью параллельно.

Если помните, в пережитых мною диалогах со Смертью, о которых я вам рассказывал, она говорит: «…С самого рождения я с тобой рядом была, и ты видел меня, но постепенно забыл». Мы всё забываем, растём и забываем… И я вспомнил тот момент в своём детстве, о котором она мне напомнила. Когда я смотрел на плавающих в пруду уток, лёжа на краю деревянного помоста над озером, то в какой-то момент слился с медленно плавающими птицами, и стал этим. Я исчез! Но реальность- то не прекратилась. Вы глубоко это поймите, именно об этом я говорю. Вот это и есть суть смерти на самом деле. Не философски-красивые фразы, публичные фразы, которые люди любят красноречиво употреблять: «Смерть – это одновременно и рождение». Не понимает человек смысла этой фразы. И если вы не понимаете глубоко смысла, лучше не употреблять известные изречения ради красивого словца.

Не зря отпечаталось в человеческом сознании, что смерть – это и есть частично то, что мы о ней думаем. Это умирание того, известного, известного меня. Исчезновение меня старого. В каком-то смысле это и рождение нового. И всё. Всё.
Но это описание следствий. Это описание внешней стороны… Сама суть смерти – это совсем другое. Только осознав её, можно понять реальность. Нельзя понять реальность, не пережив потери прежней её обусловленности.

Это я возвращаюсь к тому, с чего мы начали в самом начале нашей беседы, к разговору о Свободе. Свобода начинается с потери. Свобода начинается с жертвы, со смерти, со смерти себя известного, со смерти всего, что я считал собой, что я считал неотъемлемым своим качеством.

Большинство людей рассматривает свободу с другой, с неверной стороны. Свобода в умах людей – это вседозволенность действий, реализация собственных желаний. Это не ведёт к Свободе. То есть, она, свобода, связывается с неким действием. Но свобода лежит, как раз, в отказе от действия. Этот отказ приводит к освобождению. Это — отказ от старого, от всего известного, приводит к Освобождению.

Корни несвободы лежат совсем не там, куда я стремлюсь.

Корни несвободы лежат, как раз, — в уже достигнутом.

В том, что является моей частью, в том, что я уже прошёл, в том, что я уже имею – именно это даёт несвободу. Потому что несвобода – это понятие временное. Оно рождено временным и исчезает, когда приходит вечное, оснОвное. Изначальное состояние – это как раз состояние свободы абсолютной.

Свобода была изначально. И вот то, что составляет нашу несвободу, родилось позже, внутри этой абсолютной свободы. Нам нельзя из этой зоны несвободы выйти в зону свободы сделав что-то. Мы уже в ней находимся. Нужно отказаться от того, что сдерживает эту свободу. Она разрушится, эта область, и вы снова окажетесь свободны.

Это касается и Сознания, вот этот принцип. И постижение Духовного, и постижение Сознания, и Освобождения…. Нужно рассматривать с разных сторон. Не достичь той зоны, где нам хорошо, а разрушить ту зону, где нам плохо. Не достичь человеку открытых просторов Океана Сознания, если вначале не найти то, что сдерживает в нас выход в открытый Океан.

Это выражено в восточной мудрости: чтобы вода в сосуде была чистая, необходимо очистить вначале сосуд. А мы можем добавить: сосуд надо открыть, чтобы вода сумела войти туда. Закрытый сосуд, как бы он ни прыгал по воде вверх, в сторону в низ, пытаясь найти где-то источник, не наполнится водой, пока он не вытащит пробку свою, которая закупоривает вхождение чистой воды, пока не освободит свой сосуд от мусора. Тогда он и наполнится уже существующей вокруг него чистой водой.

Мы уже находимся здесь, в этой Свободе, мы находимся в Сознании. Но созданной нами сферой восприятия мы закрыты от истинной Свободы. Наше восприятие локально, ограничено, следовательно, она ограничивают Свободу.

Поэтому я возвращаюсь к вопросу о смерти и хочу вам просто сказать (очень важно это понять): мы всегда сосуществуем со Смертью.

Смерть – понятие не оснОвное. То есть смерть – это временное понятие, которое тоже исчезнет однажды. Этот принцип рожден только потому, что мы находимся здесь, в этом физическом временном состоянии ума. В Основе, — там, где Сознание, там, где Дух, — понятия смерти не существует.

Смерть – это для нас. Наш личный переход, испытание, момент освобождения. Освобождение в первую очередь для нашего понимания, восприятия. Я живу с ней каждый день, каждую секунду. Потому что не имею своей устойчивой сути, не знаю её. Она есть – но я её не знаю. И поэтому моя изменчивая личность, — та личность, которая пришла сюда два часа назад, — её уже нет, она умерла. Так же точно умерла без возможности возвращения, как умирает человек в конце жизни без возможности возвращения.

Смерть всегда здесь. Момент смерти точно так же непрерывен, как момент жизни. Это два параллельных момента, две стороны, Бытия и Небытия.

Это очень важный момент, вы даже не представляете, как он меняет всё в восприятии, в жизни, в чувствовании. То, чего боялся и ждал через сколько-то лет, вдруг осознаётся рядом с тобой.

Сл: — Что она параллельна с жизнью и всегда есть. Вот это ошарашивающий факт!

Смерть, это то, чего я боялся и планировал через какие-то годы, через много лет, то, что наблюдал рядом, но не соотносил с собой. Мы же все знаем, это входит в наше понимание мира. От этого факта, что мы умрём, никуда не денешься. На самом деле это не просто красивая фраза. Это – так, на самом деле. Я–то знаю, что все умирают, но близко к себе, этот существующий факт, не допускаю.

Это понятие моей личной смерти так затуманено для меня, что даже попытки представить это себе, проиграть в воображении, у меня не получается. Потому, что со мной это не увязывается. И если иногда и достигается момент, когда мне удаётся почувствовать, что я умираю, что сейчас — всё, конец, когда это состояние на какую-то секунду касается меня – это в такое смятение ввергает! Смесь такого страха, надежды, отчаяния, чувства потери! На секунду. И всё моё существо мгновенно отгораживается, выбрасывая меня подальше от этого осознания смерти.

Я отложил подальше свою собственную смерть. И, — постарайтесь представить, — вот то, что у меня было отложено вперёд на 50 лет, на 60 лет, вдруг ощущается неотъемлемым моментом. Вдруг однажды эта реальность открывается: вот оно, рядом. Вдруг ты понимаешь, что ты всегда с ней живёшь, что это неотъемлемая часть, что без неё не было бы жизни.

Без смерти у меня не было бы жизни, именно вот этой жизни, в любом воплощении. Потому что, если уж брать технические термины, если говорить о существовании Сознания, то оно не живёт, в понятном нам смысле этого слова.
Сознание – это существование.

Но для человека, на самом деле, смерть неотделима от жизни . Она всегда идёт рядом с нами. Всегда.
И вот когда это настоящее понимание настигает, и это отдалённое переносится в каждый настоящий момент жизни, вдруг понимаешь, что все годы прошли вместе с ней. И что смерть, в реальности, до сих пор вместе с нами неразрывно. Вот тогда возникает такое чувство… бесконечности впереди. Правда. Потому что, раньше, до этого осознания, это «впереди» было ограничено. Ведь каждый представляет, что он доживёт, примерно, до 70-80 лет. И каждый всё — равно чувствует это ограничение жизни, рассчитывая дела и жизнь до этого момента. И все представляют приблизительно одинаково этот момент. Момент…смерть. ВСЁ.

С открывшимся новым пониманием смерти, осознанием её, впереди у вас открывается бесконечность существования.

Но личное сознание, ум, берёт и ограничивает мою жизнь. Сама суть Эго такова: эго не хочет умирать. Но эго – это реальность человека. И эго не может жить по-другому. Оно вынуждено признать смерть. Потому что если эго не признает смерть, оно не сможет обеспечить собственную безопасность. В таком случае, человеческий ум использует другой выход: он откладывает смерть, и не связывает себя с ней. В сознании просто появляется ориентир в голове: «там есть такое». И всё. Но сам человек себя со смертью не связывает. Она всегда неожиданна. Мало кто из людей готов умереть, и согласиться, что «его время пришло».

Если бы вы имели возможность пообщаться с умирающими людьми, то смогли бы увидеть, что для большинства из них, смерть является неожиданностью. Я не имею в виду тех, кто страдает от жестоких болезней и болей, или хотят умереть сами по каким-то психологическим причинам. Не имею в виду людей достаточно осознанных, которые понимают, осознают этот факт. Но для процентов 70 живущих людей смерть — неожиданность. Даже, если они думают, что готовы и уверены в себе: «Придёт этот момент, я буду готов». А когда приходит этот последний момент, сразу возникает страх, паника: «Зачем? Ещё рано…. Не хочу умирать. Страшно». Это признаки неожиданности.

Но приходит совершенно новое восприятие смерти, когда на самом деле очень ясно осознаёшь, что тот последний момент ухода, который всегда был «где-то там впереди», то, что всегда ограничивало твою жизнь, вдруг переносится сюда, в настоящий момент. Ты не знаешь, что там, за пределами физической жизни, как этот «уход» будет выглядеть, как это вообще будет. Но вдруг, абсолютно ясно понимаешь, что этот «барьер» оттуда, из будущего, перешёл в настоящее…. И поскольку ты продолжаешь жить дальше, то это не означает, что у тебя на этом жизнь сразу заканчивается. Нет.

Ты понимаешь, что этот, ограничивающий жизнь, «барьер» перенесён в настоящий момент, но как бы, уже не перед тобой находится, а вроде, как на «спину повешен». И уже, получается, с этим барьером и идёшь по жизни. А там, где был барьер, оказывается, открывается бесконечность существования.

Потому что, раз уж смерть здесь, значит, она и в самом деле может наступить в любое мгновение. Но я живу, у меня нет выхода, кроме как жить.
И вы должны привыкнуть к этой мысли. И тогда всё у вас изменится и в жизни, и в восприятии…

Хотя, я с самого начала говорил, что не ставлю своей задачей помочь вам устроиться в этой жизни.
Почему Иисус сказал: «Легче верблюду пролезть сквозь игольное ушко, чем богатому попасть в Царство Небесное»? Да потому, что человеку, у которого здесь есть всё, стремиться никуда уже не нужно. Он корнями врастает во временное, которое всё равно закончится. Это одна из причин, одна сторона. Но и цель может исходить не только от личности, но и от души. Цель от личностного ума – это та, о которой я уже говорил и целую беседу посвятил этой теме. Это та цель, которая нас вяжет здесь, которая заставляет нас ничего не замечать вокруг, кроме неё. Такая цель заставляет человека развивать равнодушие, иначе он не смогу достичь этой цели.

А вторая цель, которая бросает человека на поиск вечного, — мы об этом не беседовали, – её нельзя назвать ограничивающей человека целью. Её можно определить, как восстановление связи с Основой, восстановление цельности, возвращение. Это цель от души, духовное устремление.
Любая интеллектуальная цель, от физического ума — она ограничивает. Если я здесь добился всего, к чему мне ещё стремиться? Я добился здесь всего того, что рождено моим умом, моим эго, личностью. А духовного восприятия не имею, не вижу духовную сторону своей жизни. Значит — я уже ограничен. Добившись этой временной цели, что я буду делать дальше?

Но дело в том, что мы живём тысячи, миллионы жизней, тысячи воплощений. И ставим в каждой своей жизни какую-то одну цель и добиваемся её. Что нам делать дальше? Мы ставим новую цель. А что испытывают тысячи людей, которые не могут добиться какой-то своей заветной цели в жизни?! И вот тогда наступает страдание.

Когда я говорю «добиться цели», то не имею в виду только получение желаемого. Я подразумеваю, что цель — это любое предполагаемое желательное развитие событий, любое желание. А человек испытывает череду желаний, неупорядоченных желаний, которые возникают независимо от него самого. И все эти желания стремятся к реализации. Но нет такой возможности у людей в своей жизни реализовать ВСЁ. И поэтому возникает несоответствие между человеческими желаниями и человеческими возможностями. Вот это несоответствие — вечно.
И это – страдание, о котором говорят разные религии. Так они называют это состояние, это бесконечное несоответствие. Из того, что хочет человек, он получает сотую часть, а может и меньше. Потому что, хочется-то всего.

А вы заметили одно такое человеческое свойство, что даже тогда, когда есть очень сильное желание чего-то, — и этого можно очень сильно желать, — то получив желаемое, постепенно теряется к этому такой жгучий интерес? И хочется уже следующего. Это, как «механизм» в человеке, который работает, словно конвейер, выпускающий всё новые и новые желания.

Вы замечали это свойство? Казалось бы, человек так страстно что-то хотел… Всё, — душу готов отдать за то, чтобы получить желаемое. Потом получает это, и… интерес пропадает. Особого интереса уже и нет к ещё вчера такому желаемому. Казалось бы, наслаждайся. Наслаждается не долго. Получает удовольствие, наполняется новыми впечатлениями, и всё заканчивается. Ему требуются уже новые удовольствия и впечатления.

Но это, допустим, я описал процесс, касающийся материальных вещей, материального обладания. А ведь то же самое относится и к чувственным желаниям, ко всему нематериальному. Есть масса вещей, и материальных и нематериальных, которых мы часто хотим, но не можем получить в полное обладание, в вечное обладание.
Чувственные удовольствия заканчиваются гораздо быстрее. Мы что-то хотим, получаем и тер
4000
яем это, и так на протяжении всей жизни. Получаем, теряем и снова хотим через какое-то время. Опять получаем, теряем, — снова хотим.

А значит, если я чего-то очень сильно хочу, я вынужден этого добиваться, искать, как-то строить свою жизнь так, чтобы это получать. Ну, скажем… слава, почёт, секс, власть, чувственные наслаждения от новых впечатлений путешествий, развлечений. Для этого требуется больше и больше денег, чтобы всегда иметь возможность иметь это постоянно. И всё это для одного – фрагментарного наслаждения. Это нематериальные вещи, но человек их хочет всегда. Они постоянно заканчиваются, и человек пытается их возобновить снова и снова. Вот эти бесконечные желания, это возобновление и есть попадание в зависимость.

Зависимость, привязанность находятся не во внешнем мире. Мир не имеет никакого отношения к нашим желаниями, привязанностям, нашей зависимости, страданиям… Он живёт сам по себе, он существует, он вечен. Он меняется, но он вечен. Это именно я всё время чего-то хочу, непрерывно от него чего-то добиваюсь.

Отношение человечества к миру отражается в известных фразах, которые вы много раз слышали: «Борьба с природой», или «Победим природу»… Как можно победить, не воюя? Воевать с тем, кто не воюет? Имея вообще одну сторону фронта, только себя самого, и говорить: «Я воюю»? Разве человек сражается с дикой природой? Она-то не сражается! Она просто существует. Да, её мощный потенциал вступает в сопротивление нашему потенциалу, которым мы пытаемся поменять естественный порядок вещей. Но это сопротивление возникает не от того, что Природа сознательно сопротивляется. А потому, что это ЕЁ пространство, она живёт так. И мы его поглощаем, этот природный потенциал. Мы выделяем часть этого потенциала, начинаем его менять, подчинять себе, и утверждаем: «Мы победили природу!». Как я могу победить того, кто не сопротивляется?
Поэтому природа — вечна, а я умираю.

Природа вечна, и она не сопротивляется. Могут сопротивляться отдельные элементы природы. К примеру, загнанный волк может броситься на вас. Ведь он живёт, выживает, он – единичная личность. Но не природа в целом. В природе нет агрессии. У неё отсутствует это понятие — «агрессия». Подумайте: агрессия – это понятие человеческое, только человеческое. Даже к животному миру не относится понятие «агрессия». Потому что для него это не агрессия, а перенаправление энергии, допустим, с целью остаться в живых. Личность может бороться за выживание, отдельная единица, но не природа в целом. Она не борется, не сражается с нами.
Мы – сражаемся, мы начинаем. И поэтому мы умираем. А она – нет. Она вечна.

Знаете, я сижу часто в кафе на берегу реки. И там есть дерево…, несколько деревьев. А я всё время сижу на одном месте, и именно эти деревья постоянно вижу. Смотрю на открывающийся передо мной вид, и иногда просто думаю. Вот, как бы…, такое ощущение возникает у меня от этой постоянно наблюдаемой картины: деревья стоят, река течёт, облака движутся, небо надо мной. Всё это – природа, постоянная, неизменная. И я прихожу туда каждый раз с разным настроением, разными мыслями, со своими идеями, проблемами, вынашиванием чего-то, непониманием, или, наоборот, с радостью. Они уже у меня как друзья, эти несколько деревьев. Я прихожу и постоянно смотрю на этот вид.

И вот однажды смотрю, и вдруг понимаю: ветер дует, и дерево под его порывами движется, ветви колышутся…. Ветер не индивидуален, дерево не индивидуально, небо – они все вместе. Это движение некоего тела, некоего создания Духа — общее, единое. Ветер опять дует, и снова дерево под его силой двигается, колышется. И птицы на него садятся, и оно их не сгоняет, оно существует.

Оно существует, и оно — вечно. Потому что просто существует. А я смотрю и чувствую, что оно существует в гармонии со всем тем, что есть вокруг. А вне гармонии — это я, человек, который на это смотрит. Это бетон, который окружает набережную, это люди, которые там ходят с бутылками пива. Это они — вне гармонии. Это мы все – я, они…

А дерево просто стоит. Оно не сопротивляется. В нём нет сопротивления. И я ничего с ним сделать не могу. Я могу его срубить, я могу сжечь это дерево, или несколько деревьев – я его победить не могу. Я могу его уничтожить, но победить его не могу. Оно не сопротивляется, в нём нет противоречия. Оно создано таким, и будет таким всегда. И умрёт тоже таким. В нём нет противоречия.

Я не говорю, что нужно становиться деревьями. Я вам это рассказываю, чтобы вы уловили сам принцип. Нельзя победить того, кто не сопротивляется. Он непобедим. Но для того, чтобы стать непобедимым, необходимо войти полностью в покой, во внутреннюю тишину. Потому что, если вы будете изображать непобедимость, а внутри всё — равно будете испытывать чувство унижения, обиды какой-то, проигрыша и всего прочего — это будет ложь. Вы только внешней своей формой и поведением будете изображать тишину и покой. И скорее – вы будете просто безразличны. Для того, чтобы стать непобедимым, нужно потерять Эго.

В этом дереве нет Эго, в нём нет личности. Какое есть основание, чтобы думать, что оно живёт хуже, чем я? Оно переживёт меня, если его не срубят раньше. Но это не важно. Дело в том, что оно вечно по своей сути, потому что оно живёт вместе со всем, что вокруг. Оно — часть, на самом деле часть вот этого мира. И когда я на него смотрю, то понимаю, что я — не часть этого мира. И дело не просто в природе, дело не в том, что оно просто дерево, а я человек. Не в этом смысле. Я — вне этой природы.

Два космоса существуют: космос естественный, и космос, созданный человеком, внутри человеческой расы. И этот «человеческий космос», этот мир, вселенная человека – она давно уже начала развиваться по своим собственным законам. Игнорируя внешние законы. Игнорируя, в каком смысле? Большинство людей — по незнанию. Но часть людей — зная, но понимая, что если соблюдать законы природы, единства, то это лишит их чего-то: привилегий, каких-то возможностей и прочего, личной власти, значимости. Вот откуда проблема. Ну, как бы, следствие проблемы.

Вообще, если наблюдать за окружающими людьми, в каждой прогулке можно найти что-то интересное. Потом всё складывается в одну общую картину…

Беседы Самтена