Без рубрики

Эпизоды Сознания. Эпизод первый

Я начинаю (надеюсь) ещё одну серию текстов, под названием «Эпизоды Сознания». Хочу пояснить, что это не «описательный» стиль. Это — текст не для логики, и не для чувств. Его нельзя причислить к художественным текстам… Тут присутствует попытка выразить само восприятие происходящего. Практически, невозможно передать полноту всего этого. Определяющему уму недоступны множество вещей, происходящих вне его границ. Но это — ещё одна попытка повлиять на ум через описание.Я начинаю (надеюсь) ещё одну серию текстов, под названием «Эпизоды Сознания». Хочу пояснить, что это не «описательный» стиль. Это — текст не для логики, и не для чувств. Его нельзя причислить к художественным текстам… Тут присутствует попытка выразить само восприятие происходящего. Практически, невозможно передать полноту всего этого. Определяющему уму недоступны множество вещей, происходящих вне его границ. Но это — ещё одна попытка повлиять на ум через описание.

Поэтому, я постарался описать всё так, чтобы сами фразы помогали привести ум в нужное состояние. Т.е., «остановить» его. Только тогда написанное может быть познано во всей полноте. Но в «Эпизодах…» я просто постараюсь описать пережитое. Мой определяющий ум не справляется с осознанием всего сразу, из-за этого воспринятое открывается частями. Потому и названо всё — «Эпизоды…». (2007 год)

Эпизод первый

Этот мир был сделан из тишины… Тишина не заполняла его, он сам был ею. Казалось, это она материализовалась в плотном ковре светящихся облаков, беспредельно застелившем пространство под вершиной горы. В этой Вселенной Абсолютного Покоя, даже мимолётное движение мысли могло бы показаться расколом целого мира.

Но раскола не возникало. Потому что, не было самой мысли, движения. Исчезла необходимость их существования. Всё же, неподвижность не означала — смерть. Нечто, неуловимое, неведомое, ощущаемое самым краешком сознания, жило во всём этом… Наполняло это… Было этим. Нечто, являющееся всем, и не нуждающееся ни в чём.

Будучи всем, Оно существовало вне всего. Вне пределов , определённых Жизнью и Смертью. Словно странник, — давно забывший откуда и куда идёт, — Оно было свободно. И наслаждалось этой свободой . Безмолвно ликовало, поглощённое ею, превратившись в Великое Ничто, в наивысшей точке блаженства Освобождения.

Было ли Его ликование осознаваемым? Или блаженство неотделимо от Бытия? Или само существование Его стало возможным, лишь благодаря присутствию того, кто способен был воспринять это? И этот «кто-то», готовящийся к пониманию, не был ли он сам частью этого Нечто, существующего посредством пространства ликующей пустоты, пробудившегося только благодаря его воспринимающему присутствию?

И всё-таки, среди абсолютной неподвижности Пустоты, в замеревшем беспределье возникло движение… Самостоятельное, ни с чем не связанное, беспричинное, неуловимое до испуга… Но уже осознающее пробуждение того, что не существовало ещё мгновение назад, — Бытия.

Движение остановилось, в поисках причины собственного пробуждения… И вместе с этим родилась Мысль. Не будучи направленной, не имея основы или принадлежности, не зная источника самой себя, она заметалась в поисках опоры, готовая потерять себя в Покое…

Так, впервые ощутив Бытие, она обрела Смерть. И это было уже слишком много, чтобы просто исчезнуть, не оставив следа, не завершив самоё себя.

Мысль осознала это… И тогда пробудилась Воля. Внечувственная, пришедшая из безвестности, не принадлежащая, но всегда ожидающая пробуждения… Она влила себя в мысль, поддержав её движение. И Новое перестало быть мимолётным. На мгновение, не удержавшееся в сознании, безмолвно ликующее Нечто стало доступным, слепяще вспыхнуло изнутри, ввергло в Свободу и угасло, оставив отчаяние и осознание… Мимолётность исчезла… Единое прекратило своё существование… И мир, всё же, раскололся… В этот момент Мысль обрела Образ.

Так он познал Двойственность.

Он не мог видеть себя, но видел всё вокруг. Все — единовременно. И странно, хотя он и наблюдал это, но не чувствовал себя полностью отделённым. Не имея прошлого, не зная о существовании будущего, он впитывал настоящее, наполняясь им. Без цели, без необходимости… Просто позволяя происходящему делать себя частью открывшегося мира.

Это — длилось… Мысль больше не существовала отдельно. Она принадлежала Уму. Он владел ею. И сейчас это было единственным, за что он мог зацепиться, что удерживало его на поверхности. Только благодаря ей он мог определить самого себя. Понять, что он — Есть.

Но и для Мысли, застывшей в движении, на тот момент не существовало другой опоры. Эти Двое были единственным движением во всём существующем Ничто. Но была Вселенная, умещённая в пространстве между ними. Всё рождалось в нём!

Это понимание явилось для него Началом всего. И именно с этого момента начался его Путь к Завершённости.

Во всех направлениях одновременно полыхнули огненные лучи осознавания! И каждый наполнил собой свою часть Ума. Мгновение они существовали сами — по — себе, потерявшись в открывшемся Беспредельном.

Но Ум обнаружил Нераздельность, и они вынуждены были вернуться, принеся в жертву собственную свободу…

Вернувшись, они с радостью согласились служить ему, восстановив его полноту.

Тогда Образ обрёл Личность, и стал собой…

Беседы Самтена