Без рубрики

Притча о мудреце и учениках, идущих к Истине

«…Я видел, как многие поворачивали назад, не смогли оторваться от своего прошлого и оно утянуло их обратно. Многие отстали, потому что засомневались в верности избранного пути. Некоторые соблазнились иллюзорным светом тварного мира и затерялись в лабиринтах мирской иллюзии. Многие очень сильно желали быстрее достичь своей цели, придти к тропе…»В одном из тихих городов одной некогда большой страны жили очень набожные люди. У них было много храмов, где они молили Бога о нисхождении к ним Божественной Истины. И вот однажды весь город облетела радостная весть: Появился мудрец, который знает путь к истине и готов привести людей к ней. Вскоре вокруг мудреца собралась огромная толпа желающих обрести Истину.
— Учитель, мы готовы идти, веди нас! – кричали они.
— Ну что же, — сказал мудрец, я поведу вас, если вы не будете пытаться идти, держась за мои одежды, если не будете пытаться забегать вперед, если не будете искать во мне несовершенства. Каждый из вас должен идти своим путем. Я буду показывать лишь направление. Через много — много дней мы все должны придти к одной узенькой тропе, которая объединит нас и поведет к храму, где обретается Истина. И вы увидите её ослепительный свет. Я буду ждать вас на этой тропе. Я пойду вперед, и те, кто будет отставать, будут видеть мой свет. Пусть он служит для вас верным ориентиром на пути к Истине.
И они пошли.
Вначале они шли плотной толпой вслед за мудрецом. Но шаг учителя был прямым и широким. Он легко перешагивал через мелкие ухабы и рытвины, где толпа обычно сбавляла шаг и искала возможность преодоления этих препятствий. Одни проходили их быстрее других. И вскоре толпа вытянулась в длинную вереницу. Те, кто далеко отстал стали чаще оглядываться назад, а потом и вовсе остановились. “Он слишком быстро идет, мы не успеваем, — говорили они. — Так мы можем заблудиться и забрести неизвестно куда. И потом, у нас слишком много дел осталось дома”. И они повернули назад. Немногие из тех, кто еще мог видеть фигуру учителя, видели, как он иногда оступался и падал. И у некоторых из них закралось сомнение: “Если он спотыкается и падает на пути к Истине, значит он тоже несовершенен и тоже может ошибаться. Значит и он может выбрать неправильное направление, уводящее от Истины“. Они постепенно замедляли шаг, отставали. Некоторым из них стали видеться более яркие потоки света, и они устремлялись туда. А мудрец вставал после падения, растирал ушибленные места и шёл дальше. И каждое его падение делало его крепче, еще мудрее. Шаг его становился еще более твердым. И наконец, он перестал падать. Он научился преодолевать каждое препятствие. Шаг его стал еще быстрее. “Мы уже столько дней идем, а нашему пути конца — края не видно,- начали роптать казалось бы самые терпеливые и устремленные. По нашим расчетам мы должны были давно придти к той тропе, а её всё нет и нет. Может быть, этот мудрец ошибся дорогой, и мы никогда не выйдем к той тропе, на которой обретается Истина?” И они стали останавливаться и оглядываться по сторонам ища признаки той тропы. И им открылось множество троп, которые показались им теми, ведущими к Истине. И они сворачивали на эти тропы. И переставали видеть свет учителя, который показывал им направление. И они терялись в лабиринте этих троп.
Наконец мудрец дошел до тропы и стал ждать идущих следом. Несколько дней и ночей он просидел на тропе. Наконец вдали показался один человек. Едва дойдя до мудреца, он упал в изнеможении.
— Где же остальные? – спросил его мудрец.
— Я видел, как многие поворачивали назад, не смогли оторваться от своего прошлого и оно утянуло их обратно. Многие отстали, потому что засомневались в верности избранного пути. Некоторые соблазнились иллюзорным светом тварного мира и затерялись в лабиринтах мирской иллюзии. Многие очень сильно желали быстрее достичь своей цели, придти к тропе. Они привязались к результатам и потеряли путь. Они свернули на другие тропы, приняв желаемое за действительное. Некоторые засомневались в твоем совершенстве, учитель и стали искать пороки в тебе и находить их. И они отвратились от твоего света, и сошли с пути.
— А как ты дошёл?
— Я все время видел твой свет, и я всем сердцем верил в его Истинность. При любой внешней ситуации, я всегда обращался внутрь себя и там искал причины своей слабости и своего несовершенства. И следуя за тобой, я преодолевал их. Когда силы мои кончались, я снова обращался за помощью к твоему свету, и он напитывал меня своей энергией. И я снова шёл за тобой.
— Что ж, вера – животворит, она делает слабого сильным, глупого мудрым. Неверие разлагает, отвращает – убивает и предает. Оно сильного делает слабым, а мудрого глупым. Как видишь, много было призванных, но мало осталось избранных. Пошли. Дальше мы должны идти вместе. Без моей помощи тебе не подняться.
И они пошли по крутой скалистой тропе, уходящей в бесконечную высь. Они карабкались вверх, помогая друг, другу. Так шли они несколько дней. Наконец, впереди ученик увидел яркий свет.
— Учитель,- закричал он,- я вижу свет Истины! Мы дошли, мы достигли цели!
— Нет, это еще не Истина,- сказал мудрец,- ты видишь всего лишь отражение своего Божественного Я. Когда мы соединимся с Ним, то пойдем дальше,- туда откуда все мы когда-то вышли, к источнику всей жизни к Отцу-Матери нашему, который и есть Истина. Когда они дошли и соединились со своим Божественным Я и стали яркими светящимися существами, ученик сказал:
— Я очень устал, я хочу передохнуть учитель, я достиг своей истины, стал небесным человеком. Как только я почувствую, что смогу идти, то пойду за тобой. Они обнялись.
— Дальше ты уже сможешь дойти сам,- сказал мудрец и пошёл один.
— Я давно жду тебя,- сказал Отец, когда мудрец приблизился к ослепительно яркому, огненно белому свету. Где же те, кто шли за тобой?
— Они еще идут, Отец.
— Я оказал им великую милость, — дал проводника, но они не оценили её и не воспользовались ей. Они потеряли свой шанс пройти свой путь, следуя за тобой, и тем самым умножили свои страдания. Они снова будут ввергнуты в круг сансары: рождения и смерти. И дальнейший их путь ко мне будет усеян терниями блужданий в иллюзиях того мира. Они омоют ноги и тело свое кровью потерь и слезами раскаяния.