Без рубрики

Социально-стайный фактор

Социально-стайный факторОкружение не только окружает, но и формирует меня. Оно лепит каждого из нас по своему образу и подобию, хотим мы того или нет. Вес, душевное состояние, романтические предпочтения, богатство и даже продолжительность жизни — все это вовсе не результат нашего свободного выбора или случайного стечения обстоятельств. Оказывается, они передаются от одного к другому, как заразные болезни. Наука удивлена, но категорична.Социально-стайный факторОкружение не только окружает, но и формирует меня. Оно лепит каждого из нас по своему образу и подобию, хотим мы того или нет. Вес, душевное состояние, романтические предпочтения, богатство и даже продолжительность жизни — все это вовсе не результат нашего свободного выбора или случайного стечения обстоятельств. Оказывается, они передаются от одного к другому, как заразные болезни. Наука удивлена, но категорична.

Майк (30), работник хай-тека, побывал за год на двадцати свадьбах своих близких друзей. «Еще недавно, — рассказывает он,- все мы были заядлыми бессемейниками. Никто и не заикался о женитьбе. Но стоило одной паре нарушить этот канон, и нас охватила свадебная эпидемия. В последнее время темп вырос до трех свадеб в месяц. Буквально и фигурально выражаясь, я чувствую себя последним холостяком».

Подобное ощущение свойственно не только тридцатилетним и сопряжено с самыми разными вещами. Старые друзья внезапно обнаруживают, что они переженились чуть ли не одновременно, что их фотографии в Фейсбуке удивительно похожи, что у них одинаковые политические взгляды, что они вместе дымят сигаретами или, наоборот, пытаются избавиться от курения, что у них сходный уровень жизни, что недавно они пережили сходные события…

Личные качества и факты биографии имеют тенденцию распространяться путем контактов или просто «по воздуху». Таков основной вывод самого длительного и задокументированного социального исследования в истории. Его драматические результаты были опубликованы в книге «Связанные», выпущенной в 2009 году. По выражению «Нью-Йорк Таймс», эта работа может изменить все наше миропонимание.

Книга переводится на десятки языков, включая русский, но мы, сгорая от любопытства, уже сейчас перелистаем ее страницы. Исследование провели два профессора: Николас Кристакис и Джеймс Фаулер. Они очень убедительно показывают, что самые важные решения, как в работе, так и в личной жизни, человек принимает, главным образом, потому, что его друзья предприняли нечто подобное. При этом каждый глубоко уверен, что действует по собственной воле, обдумав и взвесив все «за» и «против».

Какие же именно сферы подвержены столь радикальному влиянию среды? Да в принципе, все. Физическое состояние — например, склонность к ожирению или к долголетию, — равно как и мера счастья, которое мы испытываем, вызваны не случаем и часто даже не генами. Они — слепок наших социальных связей. Депрессия, развод, курение, щедрость, пьянство, частота половых отношений, участие в выборах, вероятность самоубийства, язык тела, музыкальный вкус, подход к жизни — все это мы перенимаем друг у друга. Иногда простое действие или незаметная черта одного человека стремительно перекидывается на десятки членов его круга.

«Мы пришли к этому потрясающему открытию чуть ли не по ошибке», – говорит Николас Кристакис, врач и специалист по социальной политике из Гарварда, включенный журналом «Тайм» в список ста самых влиятельных людей 2009 года. Его коллега Джеймс Фаулер считается одним из самых оригинальных умов Америки. Его социальные исследования широко цитируются в десятках СМИ, включая CNN, журнал “Wired” и еженедельное приложение к «Нью-Йорк Таймс».

«Трудно поверить, — продолжает Кристакис, — что наша свобода выбора — это иллюзия. В действительности, мы практически ни над чем не властны. Полученные данные столь однозначны, что мы просто вынуждены это признать. Люди не отличаются от птиц в стае или от буйволов, бегущих стадом и дружно поворачивающих вместе со всеми. Когда нас спрашивают, почему мы потолстели, мы заводим речь о плохих генах. Когда у нас интересуются, почему мы бросили курить, мы ссылаемся на заботу о здоровье детей. На самом деле мы просто движемся со стадом, подхватывая «заразные» социальные явления. Правильно поняв их, мы сумеем многое изменить в обществе путем верной реализации личных связей и социальных механизмов».

В 2007 году Кристакис и Фаулер начали публиковать результаты своих исследований в известных британских медицинских журналах, взрывая маленькие «бомбы» в научной среде. Они базировались на результатах многолетнего наблюдения за 12 тысячами жителями города Фрамингем, расположенного недалеко от Бостона. Столь масштабная статистическая база не собиралась еще никогда. Она наглядно продемонстрировала, что социальные явления и физические состояния распространяются среди друзей по закономерности, которая не всегда объяснима.

К примеру, если мой приятель начал курить, вероятность того, что я тоже начну курить, повышается на 61%. Родственник, у которого родился ребенок, на 15% повышает мои шансы стать родителем в ближайшие два года. Депрессия или нелады в личных взаимоотношениях также «инфицируют» круг знакомых.

Казалось бы, ничего удивительного? Однако это только начало. Дело в том, что подобная взаимозависимость сохраняется на больших расстояниях и заходит слишком далеко. Тот же курильщик передает свое пагубное пристрастие даже приятелям приятелей, которые о нем и слыхом не слыхивали. А ведь их уже сотни. Первый закуривший, первый потолстевший, первый женившийся, первый разведшийся становится иногда катализатором массовых перемен в жизни тех, кого он никогда не встречал и не встретит.

Наука до сих пор не имела представления о подобных феноменах, и тем не менее, они уже зафиксированы и подтверждены, в отличие от многих социальных теорий, распространенных в наше время. Так может быть, нам все-таки стоит внимательнее относиться к окружающим, от которых, без преувеличения, зависит наша жизнь?

Город на ладони

Все началось в 2000 году, когда Кристакис изучал в Чикагском университете «эффект вдовства». Он обнаружил, что люди, которым приходится ухаживать за смертельно больными родственниками, сами начинают испытывать проблемы со здоровьем и к тому же умудряются передать эту склонность близким. В 2002-м Кристакис познакомился в Фаулером, который исследовал «эпидемиологию» участия и неучастия в выборах.

В то время по всей стране гремел бестселлер Малколма Глэдвелла «Переломный момент» — сборник научных данных, анекдотов и личных выводов относительно тайных механизмов формирования глобальных трендов и мировой моды. Академические круги отвергли оригинальную теорию Глэдвелла, считая, что она базируется на писательском таланте, а не на явлениях, которые поддаются замеру. Однако остальная Америка купила 1.7 млн экземпляров книги и приняла ее термины: «социальная эпидемия» и «связующие» — т.е. особые люди, благодаря которым второстепенная деталь может войти в историю.

Кристакис и Фаулер решили поверить эту «поэзию» алгеброй и перевести новую терминологию на научный язык. Они запросили у правительственного фонда грант в $25 млн на шестилетнее исследование 30 тысяч американцев, чтобы проверить, действительно ли они заражают друг друга идеями и поведенческими шаблонами. Просьба была отвергнута по той причине, что «социальные эпидемии» не имели даже первичного научного подтверждения.

«Тогда-то мы и вышли на Фрамингем», — рассказывает Кристакис. Этот город с 1948 года служил гигантской базой для поиска факторов, вызывающих сердечные приступы — основную причину смертности в США. На первом этапе пять тысяч жителей города были тщательно исследованы и проанкетированы. Целью ученых было дать как можно больше «залпов» во всех направлениях, чтобы со временем сопоставить накопленные данные. Каждые четыре года респонденты приглашались на повторные процедуры и заново отвечали на вопросы, причем количество вопросов и масштаб охвата населения постоянно росли.

К 1971 году участниками эксперимента были уже 12000 человек. Не выпали из поля зрения ученых и те, кто по каким-либо причинам покидал город. К настоящему времени три поколения респондентов позволили создать «шкалу Фрамингема» — формулу, на основе которой вычисляется вероятность инфарктов в ближайшем десятилетии.

Но помимо этого, Фрамингем стал моделью досконально исследованного мини-общества с полувековой хронологией социальных и семейных связей, привычек, биографий и медицинских показателей. Настоящее сокровище, не имеющее аналогов в психологии, социологии и культурологии.

Три степени влияния

В 2003 году Кристакис с Фаулером собрали данные по Фрамингему и создали виртуальную карту социальных и семейных связей горожан. Пользуясь этой картой, они начали исследовать два фактора: курение и избыточный вес. Очень скоро обнаружилась удивительная деталь: люди, страдавшие ожирением в 1971 году, стали «очагами заражения» и с годами породили вокруг себя целые «гроздья» толстяков.

Однако эта тенденция совершенно не затронула другие группы приятелей, которые остались такими же поджарыми, какими были изначально. Правда, те из них, кто обрывал связи со своей группой, очень часто тоже начинали толстеть, а иногда преждевременно умирали.

Статистика зафиксировала три степени влияния толстяка на окружение:
1. Ближайшие приятели, которые «заразились» первыми, на 57% превысили средний показатель ожирения по Фрамингему.
2. Приятели приятелей перекрыли норму на 20%.
3. Тысяча человек, относившихся к третьему звену цепочки и, за редким исключением, не знакомых с ее основателем, продемонстрировали 10%-ное прибавление в весе.

Сходные статистические модели обнаружились и в других областях: начало курения и его прекращение, счастье и склонность к суициду. «Множество исследованных нами явлений, — говорит Кристакис, — проявлялись в гроздьях товарищей, и мы отслеживали их возникновение на шкале времени».

Как склонность или черта характера становится заразительной?

Однозначных ответов не обнаружено. В случае с курением логично было бы «свалить вину» на подавляющую роль внешнего примера. Однако что касается ожирения или оптимистичного подхода к жизни — здесь речь идет о других механизмах. Ведь никто не давит на тебя, чтобы ты больше ел или, к примеру, становился скрягой.

«Мы полагаем, — говорит Кристакис, — что тут замешаны подсознательные факторы, связанные с сопричастностью. Исследования показывают, что когда кто-нибудь особенно много ест за столом, другие начинают следовать его примеру. Известно также, что созерцание фотографии с улыбающимися людьми повышает настроение. Со своей стороны, мы выяснили, что дело не ограничивается первым созерцающим. Если твоя подруга имела неприятности на работе и выплеснула их на тебя, ты передашь коллегам какую-то часть этого всплеска. Если твои старые школьные друзья пополнели, ты, в свою очередь, не будешь выказывать отрицательного отношения к лишнему весу у себя на работе, даже на языке тела, и это поощрит толстеющих сослуживцев. Кроме того, оказалось, что чем выше уровень образования, тем сильнее люди влияют друг на друга».

Человек — существо коллективное, и ничего с этим не поделаешь. Окружение воздействует на нас в видимом и невидимом диапазоне, его токи текут в каждом. Нас сопровождают и ведут по жизни явления социального характера, и глобальная взаимосвязь проявляется сегодня буквально на всех уровнях.

Поделись улыбкою своей…

Влияние это далеко не всегда вредоносно. На самом деле, ученые обнаружили в обществе не рассадник заразы, а мощный механизм передачи данных, проводник состояний. Осталось лишь научиться грамотно использовать его, открывая широкий канал для позитивных посланий и блокируя негативные. Кристакис и Фаулер проверили несколько социальных сетей и выяснили, что положительный потенциал распространяется в них лучше отрицательного. В большинстве случаев полезные воздействия превышают вредные. Рассказав о своем счастье, человек на 9% повышает шансы своих товарищей быть счастливыми, тогда как публичное несчастье одного грозит его товарищам 7%-ным снижением благополучия.

Еще один неожиданный факт: поверхностные приятельские связи, если их много, вызывают больше счастья, чем узкий круг закадычных друзей. Дело в том, что разнообразие контактов дарит человеку больше улыбок и радостных моментов в жизни. Они перевешивают негатив и постепенно пропитывают его оптимизмом.

В интервью «Нью-Йорк Таймс» Фаулер рассказал, как он применяет результаты исследования в личной жизни. К примеру, возвращаясь с работы, слушает музыку, которая повышает ему настроение. «Мне важно прийти домой в хорошем расположении духа, потому что теперь я знаю, что мой настрой скажется не только на моем сыне, но, в некоторой степени, и на маме его лучшего друга».

Фаулер с Кристакисом убеждены, что открытое ими явление может стать ключом к улучшению человеческого общества. Ведь они научно подтвердили всем известные универсальные истины. Хорошее отношение к ближнему приносит реальную пользу, и если правильно выстроить в обществе взаимоотношения с окружающими, то глобальные перемены к лучшему обязательно отразятся на каждом.

В подтверждение этого Кристакис и Фаулер провели любопытный психологический эксперимент. В 2008 году они собрали в лаборатории респондентов, разделили их на группы и предложили поиграть в игру по раздаче денег. В каждой группе деньги имелись только у одного человека, и он мог проявить щедрость либо скаредность по собственному усмотрению.

Результаты теперь уже не столь удивительны: если дающий вел себя великодушно, то члены его группы проявляли затем еще большее великодушие, когда наступала их очередь. «Социальное здоровье, добровольческая деятельность — подобные вещи оказывают намного более сильное влияние, чем первичный положительный эффект, который они производят», – подытоживает Кристакис. Иными словами, позитивный шаблон поведения запускает целую волну полезных для общества последствий.

Связь, которая продлевает жизнь

Кристакис и Фаулер не дали полноценного объяснения выявленным феноменам. Они просто констатировали, что приятели передают друг другу состояния тела, духа и даже финансов. В связи с этим, кафедрам социологии уже приходится пересматривать свои программы. А тем временем сходные данные о воздействии среды поступают и из других источников. В 2008 и 2009 годах вышли в свет две книги: «Голубые зоны» и «Остров древних».

Документалист Дэн Бэттнер прославился в 80-х годах велопробегом из Аляски в Аргентину. Больше десяти лет он посвятил исследованию «голубых зон» — регионов, в которых имеются целые сообщества долгожителей, взявших вековой рубеж. Среди этих регионов: остров Окинава на юге Японии, коста-риканский город Никоя, городок Лома-Линда, расположенный неподалеку от Лос-Анджелеса.

«Поразительно, не только то, насколько эти люди энергичны и полны жизни, — сказал Бэттнер в одном из интервью. — Поразительно то, что в этих сообществах почти все без исключения живут дольше ста лет… Я сразу понял, что между всеми ними должно быть нечто общее». Однако продолжительные исследования климата, кислородной насыщенности и загрязнения воздуха, а также всевозможных видов искусства и хобби долгожителей ни к чему не привели.

Лишь в итоге Бэттнер помножил два на два и понял, что секрет долголетия кроется не в чем ином, как в социуме. Именно общество, а не климат или гены, может гарантировать долгую и счастливую жизнь. Социальная связь с целой общиной долгожителей заражает, а вернее, заряжает человека их положительной энергией.

В 2005 году Бэттнер опубликовал свои выводы в журнале «National Geographic», наглядно объяснив, как действует этот механизм. К примеру, на Окинаве разные поколения семьи живут вместе, и люди преклонного возраста активно помогают растить внуков и правнуков. Старики пользуются там невиданным уважением и считаются столпами общины. Кроме того, каждый человек с молодости вступает в своего рода «вторую семью» — группу из полдюжины людей, которые поддерживают друг друга на протяжении всей жизни. Их связь считается на острове столь же прочной, как кровное родство.

В языке жителей Окинавы нет слова пенсия, а также нет понятия трудовой стаж. Зато там есть слово икигай, буквально означающее причину, чтобы вставать по утрам, мотивацию. Икигай тех, кому перевалило за 80 и 90, — забота о малышах и общение со своими друзьями. Они просто излучают друг на друга чувство бодрости, полноты
8000
жизни и осмысленности, вместе радуясь каждому новому дню. Их оптимизм настолько заразителен, что охватывает как вегетарианцев, так и мясоедов. Ему покорны и те, кто до сих пор занимается спортом, и те, кто едва может сдвинуться с места.

Однако самая известная община долгожителей обитает в горах итальянской провинции Нуоро, что в восточной части острова Сардиния. Австралийский журналист Бен Хиллс прожил там целый год, после чего выпустил книгу «Остров древних». «Больше всего, — пишет он, — мне запомнилось, как я танцевал в деревне с женщиной… на праздновании ее 109-го дня рождения».

Источник долголетия на Сардинии — опять-таки большая семья, которая живет как единое целое. Одна из местных жительниц рассказала Хиллсу, что когда одну из бабушек перевели в дом престарелых, она умерла почти сразу…

Тотальная взаимозависимость

Все новые и новые факты свидетельствуют о том, что социальные связи оказывают решающее влияние на здоровье человека и общества.

Десятилетнее исследование в Австралии выявило пользу широкого круга общения, который позволяет людям быть здоровее и жить дольше.

В 2009 году Гарвардские ученые опубликовали данные, подтверждающие, что частые встречи с друзьями препятствуют ослаблению мозговой деятельности в пожилом возрасте.

Шведские специалисты обнаружили, что активная социальная деятельность снижает угрозу сердечных приступов у мужчин среднего возраста.

В период расцвета израильских киббуцов (сельскохозяйственных коммун) продолжительность жизни в них на четыре года превышала средние показатели по стране и являлась одной из самых высоких в мире.

По данным ученых из Калифорнии, дружба снижает вероятность сердечного приступа, ишемической болезни сердца и даже простуды, а также помогает преодолевать препятствия, приуменьшая их тяжесть в нашем восприятии.

Не менее важны и семейные отношения. Журнал «Psychotherapy and Psychosomatics» опубликовал работу европейских ученых, исследовавших влияние родственной среды на людей, страдающих депрессией. Даже один родственник может существенно улучшить состояние больного, почти в три раза повышая шансы на позитивные сдвиги. Более широкая семейная терапия реально помогла почти половине испытуемых, а четверти из них позволила отказаться от антидепрессантов. К слову сказать, среди людей, полностью лишенных семейной поддержки, этого не добился никто.

Длительное исследование новозеландских ученых, охватившее 35000 респондентов из разных стран, показало, что люди, состоящие в законном браке, значительно реже страдают от стрессов, подавленности, утомления и алкоголизма. Ганс Хендриксон из Штутгартского университета добавляет к этому, что у замужних женщин меньше проблем с сердечнососудистой системой, психическим и сексуальным здоровьем.

Связь во благо

Современный человек настолько эгоистичен, что окружающие все чаще кажутся ему обузой. В действительности мы просто не можем друг без друга, а отрицательные явления вызваны неверным применением сил, заложенных в социуме. Настало время досконально изучить законы нашего взаимодействия и проследить нити, которые связуют в единый организм все человечество, хотим мы того или нет.

Родственники, друзья, коллеги, соседи, а также их родственники, друзья, коллеги и соседи… Эти цепочки огибают Земной шар и незаметно возвращаются к нам, определяя нашу жизнь, решая нашу судьбу. Вот что означают строгие статистические выкладки Кристакиса и Фаулера. Мы влияем друг на друга, мы зависим друг от друга, и по-настоящему хорошо нам может быть только тогда, когда мы действуем сообща.

Сегодня люди, не скупясь на негатив, инфицируют окружающих бациллами ненависти, вражды и одиночества. И это притом, что у нас есть возможность преподнести друг другу удачу на блюдечке, правильно воспользовавшись уже готовыми каналами взаимосвязи. В наших руках простой, научно обоснованный, а главное, проверенный на деле рецепт. Все дело в окружении, которое может стать настоящим генератором счастья.

По материалам издания «Калькалист»
Олег Хлебников «Это всесильное окружение»